«Мы реальные нищеброды, которые сидят у сундуков с золотом и «сосут» палец»

На встрече в «Револьт-центре» медиа-бизнесмен Леонид Зильберг рассказал «Первоисточнику» о своём отношении к нынешней ситуации в Коми, выборах и «политических мумиях».

Юлии Замараевой

- Леонид, в своей колонке на «7х7» вы назвали население Коми нищебродами, а в целом россиян – лишенцами. Не считаете это перебором?

Нет, не считаю, даже как-то сильнее надо выражаться. Понимаете, вот 260 млрд рублей собирается налогов с территории нашей. Остаётся нам 100 миллиардов, сейчас в долларах – это совсем небольшая сумма. Просто сопоставьте, что такое Коми – по территории это как Испания, ну и возьмите, например, бюджет той страны – что такое миллиард долларов для Испании? И это уже не говоря о том, что 2/3 налогов от нас уходит… На самом деле, оставшееся – это очень маленькие деньги, они никак не сопоставимы с масштабами нашей республики, с её потенциальными богатствами – выходит просто какое-то убожество.

Поэтому да, можно говорить, что мы реальные нищеброды, которые сидят у сундуков с золотом и «сосут» палец. А «лишенцы» – это я говорил про другое. Это в политическом смысле лишенцы, то есть мы лишены гражданских прав. И не только мы, но и даже власти республики – они делают то, что интересно федералам.

- И как, по-вашему, можно изменить ситуацию?

- Во-первых, не надо так безразлично относиться к выборам. Мы опять избрали «политических мумий» и «картонных дурилок» – я так называю этих людей. Первая категория уже 10-летиями сидит у нас в Госсовете, они как китайские болванчики кивают любому руководству и больше ничего не умеют. А «картонные дурилки» – это люди, которые прошли по каким-то непонятным партиям, вообще неясно, что они будут делать в этом Госсовете. И в итоге там будет 2, 3, 4, может 5 депутатов со своим мнением, которые хоть что-то могут сказать иногда. И, собственно говоря, всё.

- На выборах была очень низкая явка. В районах голосовали больше, а в столице люди не хотели идти на выборы – в чём видите основные причины такой аполитичности?

- Причина довольно понятна, это достаточно сознательная политика «засушивания» выборов. Хотя бы то, что по сути ни одного жителя Коми не допустили до выборов Главы республики, ни одного человека коми по национальности не допустили - это как вообще? Даже не знаю, как это назвать. Поэтому какой может быть интерес к выборам?

Но люди должны осознать прямую связь своего благополучия, благосостояния с результатами таких выборов. Понятно, что если такие силы тратятся на то, чтобы исказить результаты выборов, то это делается не просто так. А делается совершенно с корыстной целью – залезть к нам в карман. И когда люди осознают, что у них в кармане там чья-то рука – только тогда, наверное, что-то изменится. Почему-то пока не удаётся до населения достучаться. Видимо, что-то в кармане ещё осталось. Но залезут, не сомневайтесь.

- Между тем, вы и ваш друг политик Владимир Рыжков ранее отзывались о Сыктывкаре очень положительно: что у города есть, так сказать, собственное лицо.

- Да, конечно, я люблю Сыктывкар. У него прекрасная перспектива и бюджета бы хватило на самом деле для того, чтобы город развивать. Он мог бы быть нормальным, я б сказал «купеческим» городком. Но нужно, чтобы люди участвовали в жизни города. А сегодня даже городской Совет у нас монополизирован и служит интересам каких-то отдельных людей.

- О вашем проекте «7х7». Поговаривают, что вам из запада приплачивают. Сможете честно сказать, кто «вам платит и музыку заказывает»?

- Это совершенно самостоятельный проект. Конечно, мы сотрудничаем и с какими-то западными организациями, но это вовсе не главное. Если нам заказывают материал, допустим, по экологии (например, есть такая организация «Баренц-регион», и их интересует экология северо-запада), то мы прямо это пишем – никакого секрета нет. В статье указывается, что это партнёрский проект с ними. Но в эту организацию входит и Россия.

И хороший вопрос: а кому сегодня не приплачивают с запада? А «Лукойл», «Монди» откуда получают деньги? Они продают бумагу, нефть, получая деньги с запада. Это нормальная экономическая деятельность: какие-то вещи мы продаём в рамках каких-то международных проектов.

- Какие доходы приносит проект? И можете, например, честно рассказать о своей недвижимости?

- У нас два учредителя в «7х7», но доходов от деятельности мы не получаем. Как-то по нолям выходим. А про недвижимость – да, есть у меня в разных городах. Но она появилась ещё до «7х7», это всё открыто. «7х7» – это довольно скромный бизнес.

- В течение нескольких созывов вы были членом Общественной палаты Коми. Почему дальше не продолжаете там трудиться? И что можете сказать о деятельности палаты сейчас?

- В палате я был три созыва, но с перерывами. А почему перестал? Ну, что-то я Гапликову не понравился. А с командой Гайзера как-то нашёл общий язык. Но в какой-то момент я тоже там «вылетал» из палаты. Их мотивация была понятна: они боялись, что кто-то зайдёт в республику и купит какие-то СМИ для того, чтобы их «мочить». Когда они поняли, что у нас такой цели нет (сознательно уничтожать их), то власть стала очень спокойно и ровно ко мне относиться, и в палату я снова вернулся. В общем, я считаю, что та администрация была более понимающей, чем гапликовская, например.

Нас напрасно зачисляют в оппозицию: мы – независимое СМИ, Револьт-центр – это независимый центр. А оппозиция – это те, кто нацелен на какое-то противостояние с властью. У нас абсолютно нет такой цели: если власть делает что-то плохое – мы будем об этом писать, если хорошее – тоже будем об этом писать.

А о деятельности Общественной палаты сейчас – да мне кажется, никакая она. Первые составы палат были довольно интересные. Помню, у нас была потрясающая комиссия по контролю деятельности правоохранительных органов. И мы реально вызывали на «ковёр» прокуроров, и они отчитывались перед нами – та общественная палата что-то из себя представляла. А если теперешним членам палаты предложить подобное – я так думаю, их просто инфаркт схватит от страха.

- В октябре будет уже 200 дней, как Владимир Уйба руководит республикой. На ваш взгляд, какие существенные изменения произошли за это время?

Никаких не вижу абсолютно, кроме каких-то довольно опасных разговоров об очередных экологических встрясках, связанных с «Югыд ва». А эти экологические вещи грозят новыми очень серьёзными потрясениями.

- Вы сами согласились бы пойти работать на руководящие посты в органы власти, например, в мэры Сыктывкара?

- Да, но не с нынешним Советом. Согласился бы, если б видел реальную группу предпринимателей, общественных деятелей и людей, которые заинтересованы в развитии города. И чтобы у меня над головой не «висел» прокурор. Когда у мэров на столе целые папки прокурорских предписаний, работать невозможно.

В общем, если говорить конкретно «здесь и сейчас» – не согласился бы, зачем это нужно? А вот если говорить о какой-то идеальной конструкции, когда есть возможность развивать город или республику – я бы вполне баллотировался и на Главу, если б была такая возможность.

Досье:

Зильберг Леонид Александрович

Дата и место рождения: 23 октября 1962 года, город Москва

Образование: в 1985 году окончил Сыктывкарский Государственный  университет.

Семья: имеет троих детей (2 сына и младшая дочь). Дочка и старший сын проживают в Израиле.

Беседовала Юлия Замараева

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться