Пьер Кристиан Броше: «Только в Коми я увидел настоящий праздник»

В интервью с «Первоисточником» коллекционер и телеведущий рассказал о своём переезде в Сыктывкар и работе в Нацгалерее.

предоставлено героем публикации // Юлии Замараевой

1 сентября коллективу Национальной галереи Коми представили вновь назначенного президента. Известный коллекционер, издатель, путешественник, ведущий телеканала «Культура», француз Пьер Кристиан Броше живёт в России уже с 1989 года, а сейчас вместе с супругой он обосновался в Сыктывкаре.

- Как и когда состоялось ваше первое знакомство с республикой? Какие были впечатления? – спросили мы у президента галереи, встретившись с ним на рабочем месте.

- Косвенное знакомство состоялось ещё лет 12 тому назад: мы тогда издавали путеводитель по Республике Коми, причём издавали эту книжку на двух языках – на русском и английском. Всего я издавал около 40 книг по регионам России. И лишь в 2018 году приехал сюда по приглашению Сергея Витальевича (Емельянова, министра культуры региона – прим.ред.): мы вместе с ним поехали сначала в Ижму на праздник Луд, а после – в Усть-Цильму и её окрестности. А ещё я был в Ухте, доезжал до Усть-Кулома. Надо сказать, что первые впечатления были достаточно ключевые: я объехал почти всю Россию, и первый раз видел праздник, который, на мой взгляд, настоящий – не новодел, потому что местные люди так и живут. Такая уникальность сильно впечатляет.

- Расскажите о своём назначении на работу в Сыктывкар. Что за должность такая – президент нацгалереи, в чём заключается ваша деятельность?

- Сейчас есть такая тенденция: разделить функции управления. У музея сейчас 3 направления: сохранить коллекцию и дополнить её, изучать работы, которые есть, а ещё – реставрировать работы. Сегодня музей стал более активным в плане организации событий, жизни города. И главная задача музеев – организовать выставки, мероприятия, рассказать вообще о культуре, показывать искусство, причём по разным взглядам. И министр решил, что пора уже разделить функции управляющего музея (все административные задачи) и функции вдохновения (организация выставок, придумывание тем и того, как развивать эту жизнь в музее, чтоб больше привлекать местных жителей и сделать так, чтоб музей стал новой платформой для общения, эмоций, встреч). А то, что назначили неместного человека, – это связано с подготовкой к 100-летию республики, министр решил, что будет интересен взгляд «сбоку».

- Где вы живёте в Сыктывкаре?

- Я живу в центре (смеётся). Жена тоже со мной: поскольку она художник. Союз художников ей любезно предоставил мастерскую – она может продолжать здесь работать. Это очень важно, ведь мы уже много лет с ней путешествуем, и её знания как русского человека мне очень необходимы.

- Какое ваше мнение о туризме в нашем регионе? В чём, на ваш взгляд, его основные проблемы и пути их решения?

- Для того, чтобы развивать туризм в России, надо учитывать 2 момента. Во-первых, мы понимаем, что в течение очень многих лет Советский Союз давал понять, что отдых – это санаторий, пляж, лечение. То есть это в основном пассивный момент жизни, когда лежишь, купаешься и ничего не делаешь. Но когда мы говорим о туризме, мы должны учитывать, что есть ещё и вторая форма – активный отдых (такой туризм очень распространён в Европе). Сейчас у многих есть машины и есть возможность куда-то ехать, и надо понимать, а что ты там увидишь. Россия – такая большая страна, что очень сложно в течение недели-двух много всего увидеть.

Например, во Франции за пару недель вы увидите десятки разных пейзажей, культур, архитектуры. А в России наоборот, а почва есть: праздники, костюмы, этнокультура, – это очень важный момент. Поэтому я думаю, что здесь надо просто придумать возможности путешествовать по-другому. Например, я мечтаю развивать речной путь по маршруту Вологда – Сыктывкар. Это было бы очень интересно. Ещё важный момент: далеко не каждый регион в России можно пересечь на поезде. В республике такая возможность есть, и можно добраться из Сыктывкара до Воркуты. Во многих регионах нет такой железной дороги, которая позволяет открыть и тундру, и ГУЛАГи, и увидеть местную культуру.

- Вы, наверное, слышали коми язык. Есть люди, которые считают, что он по сути не нужен. Что можете сказать в защиту национального языка?

- Когда народ или этногруппа имеют свой язык – это плюс. Потому что это даёт возможность ощущать мир по-другому. К сожалению, я не знаю коми язык и не могу оценить то, что даст этот язык для ощущения ситуации в республике. Но как-то я был на Чукотке: у них около 20 слов только для того, чтобы оценить качество снега, примерно 12 слов, чтоб определить ветер! Это описание социума, и это очень важно.

Если люди уже думают о ненужности коми языка, то это потихоньку ведёт его к концу. Тогда зачем мы должны быть разными? Почему бы тогда не быть всем американцами, говорить на английском и есть гамбургеры, пить колу? В таком мире я не хочу жить, потому что именно разнообразие позволяет человечеству идти дальше и ощущать мир по-разному. И причём всё это привязано к природе, к окружению твоей жизни. 

- Есть ли то, что для вас до сих пор остаётся непонятным, странным в нашей стране?

- Меня поражает одно. Есть WWF (Всемирный фонд природы), который пытается сохранить и сделать всё, чтоб не исчезли белые тигры, снежные барсы и другие животные. А почему нет организации, которая попытается сохранить культуру? Мы пытаемся природу сохранить, а себя – нет. Культура (разнообразие) – это очень важно. И в России это сложный момент.

Культура во Франции и России совершенно отличаются, хотя набор ценностей у нас достаточно похож. Но порядок этих ценностей разный. Когда вы меняете порядок ценностей в иерархии, вы ощущаете, что есть разница, и это интересно.

И культура, и искусство мне очень помогают жить в этой стране, потому что я продолжаю иметь удовольствие от того, что я выхожу на улицу и замечаю то, что никто уже не замечает. Вот эта философия для меня очень важна, она сильно влияет на восприятие того, что происходит в мире, и в городе Сыктывкаре в том числе.


 

- Расскажите о своей семье.

- Моя дочка уже взрослая, ей 25 лет. Она живёт в Париже и мечтает приехать сюда, увидеть Воркуту и пообщаться с оленеводами, увидеть культуру. Я надеюсь, что скоро она приедет, она такая же, как мы: любит путешествовать, открывать новые эмоции, впечатления – это жизнь. А сын у меня музыкант, он сейчас в Москве. Когда рассказывал ему, что у коми очень много музыкальных инструментов (особенно из дерева), он захотел их тоже изучать.

Читайте также

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться