Чуду на Ижме 10 лет

«Первоисточник» пообщался со смотрителем аэродрома Сергеем Сотниковым, благодаря которому остались живы 81 человек.

О случае 10-летней давности в Ижме слышал практически каждый. 7 сентября 2010 года там произошла аварийная посадка самолёта Ту-154, расцененная впоследствии авиационными экспертами как чудо. В заброшенном сельском аэропорту, взлётная полоса которого уже давно не числилась в реестрах, смог удачно приземлиться лайнер, на борту которого было 72 пассажира и 9 членов экипажа. У самолёта отказало почти всё оборудование, и двигался он практически «вслепую».

Если бы не труд «смотрителя» аэропорта, начальника вертолётной площадки Сергея Сотникова, история эта закончилась бы печально. Ижемец по своей инициативе на протяжении многих лет расчищал взлётно-посадочную полосу, и вот однажды она пригодилась. Сергей Михайлович после той аварийной посадки долго надеялся, что старый аэропорт будет восстановлен, но… шло время, и сейчас неравнодушный сельский житель уже почти год на пенсии.

– Как сейчас обстоят дела в аэропорту? Часто бываете там?  – поинтересовались мы у Сергея Сотникова, созвонившись с ним в начале недели.

– Бываю. Естественно, плачевно там всё – 20 лет ни копейки не вкладывали, само по себе улучшение же не происходит. Электричество отключено пока. Сейчас врио главы обещал, что из федеральной собственности переведут в республиканскую, будут думать, как быть дальше.

– Как справляется ваш преемник со службой?

– Дмитрий Канев уже год как работает. Он контролирует, смотрит, в этом плане всё нормально пока. Конечно, восстановить аэропорт – это сложно. Но вертолётную площадку можно поддержать в том плане, что вокзал отремонтировать косметически, с электричеством разобраться. Но нужны финансы. Настрой пока у него боевой, но если, конечно, «плюнут» на него, без электричества оставят – а он же человек, конечно, уволится. Это меня ещё держала после стольких лет работы какая-то мысля, что всё возродится…

– Если повернуть время вспять – допустим, той аварийной посадки самолёта бы не было, вы бы продолжали все эти годы ухаживать за взлётно-посадочной полосой?

– Нет. Там уже до того доходило, что у меня и зарплату урезали – как начальник вертолётной площадки я получал 14 тысяч, одно время даже 9 тысяч. Если б всё продолжалось в таком духе – конечно бы, вынужден был уйти раньше.

– Расскажите о плане возрождения аэропорта. Вы даже подсчитывали, во сколько бы это могло обойтись – в 30 млн, тогда как приезжая комиссия называла сумму в 2 раза больше…

– Когда приходила комиссия, чтоб проверить состояние взлётно-посадочной полосы, там шелушение было, бетон со временем шелушится. И у L-410, которые планировали там садиться, при посадке завихрение получается – мелкие камушки по фюзеляжу скользят. Поэтому сказали, что надо под асфальт укатать полосу: а это километр в длину и 35 метров в ширину. Комиссия посчитала, что нужно 40 млн, эти данные дали в нашу администрацию. Помимо этого, там же нужно поставить светосигнальное оборудование, установить резервные дизель-генераторы, вокзал в порядок привести, спецтехнику восстановить. А это же всё деньги. Требования одинаковые что к сельским аэропортам, что к городским: связано всё с безопасностью полётов.

– С пассажирами того самого самолёта поддерживаете связь?

– С пассажирами я как-то раз только встречался у телеведущего Бориса Корчевникова: там парень и девушка были. Их тоже пригласили на передачу, мы пообщались. А вот с экипажем  – да, созваниваемся. Особенно вот с Новосёловым Евгением Геннадьевичем (пилот 1-го класса, который был за штурвалом Ту-154 – прим. ред.). Он ещё на днях звонил. И до этого тоже в праздники то открытку пришлёт, то по телефону поздравит.

– Читала, что одна из пассажирок того аварийного рейса даже была беременна? То есть спаслись не 81 человек, а даже 82.

– Да, тоже видел об этом сюжет по телевизору. Женщина эта родила и мальчика назвала в честь командира самолёта Евгением – Женькой!

– Сергей Михайлович, а чем занимаетесь вы на пенсии?

– У меня же свой дом, своё хозяйство, скотина. Надо сено накосить – привезти, дрова наготовить, зима длинная на Севере. Пока работал, я не занимался особо домом. А сейчас планирую его обшить металлосайдингом – всё довести до ума, как говорится.

– Наверное, супруга сейчас довольна, что вы на пенсии?

– Ну да (смеётся). Ей же тоже приходилось работать, она мне бесплатно приходила помогала. Потому что нас, как бросили, после сокращения оставили одного человека, я и керосином заправлял вертолёт, трактор, надо было и чистить подъездные пути к вертолётной площадке, и саму площадку, прошлифовать всё это. Кроме того, продавать билеты, корреспонденцию принимать и выдавать, вот мы вдвоём и крутились с женой. А теперь и она отдыхает, и я, и внукам помогаем. В общем, не сижу без дела, забот хватает!

Беседовала Юлия Замараева

Подпишись на канал в