«Цензура в России преувеличена!» Директор интернет-журнала «7×7» Павел Андреев рассказал о штрафах, спонсорстве и будущем журналистики

В Коми интернет-журнал «7x7» оштрафовали на 20 тыс. рублей за публикацию материалов на языке коми. Эту новость в конце декабря подхватили многие российские и международные СМИ. «Источник» пообщался с директором издания Павлом Андреевым и расспросил об этом деле и не только.

– Павел, будете оспаривать решение?
– Мы обсуждали этот вопрос с юристами. Скорее всего, в данном случае мы просто заплатим этот не очень большой штраф и внесём изменения в нашу лицензию о СМИ. Обсудив все риски, мы поняли, что это более простой вариант. Суд отнимает силы и ресурсы. К сожалению, мы признаём своё поражение.

– Прочитала, что у вас за 2019 год было 7 штрафов на общую сумму больше 120 тыс. рублей. Не разоритесь на штрафах? Не думали какую-то работу с журналистами провести, чтобы аккуратнее писали?
– На самом деле большинство штрафов мы получаем за блогерские, а не журналистские тексты. Но платформу блогеров мы точно не хотим закрывать, потому что она даёт половину нашего трафика. Пользовательский контент – это будущее СМИ, поэтому оно нам очень ценно. Мы это воспринимаем как плату за эти тексты.

При этом 2019 год по сравнению с 2018 был куда более простой. В 2018 году у нас было под миллион рублей штрафов – из-за одного текста. Штраф 800 тыс. рублей мы получили за видеоинтервью нашего блогера из Тамбова, где люди рассуждали про наркополитику в России. Данный материал признали пропагандой наркотиков, и мы получили штраф, но любой вменяемый человек, посмотрев это видео, увидит, что никакой пропаганды там нет. В итоге эта история закончилась хорошо. Мы обратились к нашим читателям с просьбой пожертвовать деньги на оплату, и за сутки собрали эти деньги. Это было ошеломляюще. По тому делу мы продолжаем судиться, и уже в Европейский суд отправлена жалоба. Нет сомнений, что рано или поздно закончится всё победой.

– В Интернете пишут, что ваше издание спонсируется, например, Госдепом. Это правда? Кто вас спонсирует? Можете назвать конкретные имена и организации? Какие источники доходов?
– Я готов раскрыть первых наших спонсоров, тех, кого изначально скрывают. Это предприниматели из Сыктывкара Леонид Зильберг, который действующий наш соучредитель и Александр Островский которого, к сожалению, уже нет в живых. Касательно наших спонсоров, мы не получаем деньги из госдепа США, но мы работаем с многими международными организациями, в том числе НКО. Мы этого не скрываем и декларируем это в Роскомнадзоре. Также мы работаем и с частными «жертвователями» России, но, к сожалению, политическая ситуация сейчас такая, что кроме двух персон выше я не могу раскрыть конкретные имена. Они сейчас видят политический риск, чтобы раскрывать публично, что они поддерживают независимые издания, которые пишут на общественно-политическую тему.

– Ваш портал работает в нескольких регионах России. В каких регионах проекты наиболее успешны, а в каких наименее?
– Я назову три самых успешных. Коми, потому что мы здесь родились и интегрированы в местное сообщество. Мы понимаем, для кого работаем и в ответ получаем и силу, и энергию. Второе, а скорее, первое место – это республика Марий Эл, где совсем было пусто с независимыми изданиями, в отличии от Кирова, где множество разных видов СМИ. Тексты из Марий Эл, из локальных, самые популярные, там очень много блогеров. Людям действительно нужно то, что мы пишем. А также республика Карелия, где с читаемостью не так хорошо, но где есть у нас прекрасные авторы. Не часто выдают материалы, но ценятся в профессиональной среде и получаю каждый год журналистские премии. Три региона по трём разным причинам.

О наименее успешных сказать сложно. Скорее, из проблемных на данный момент это Мурманск. Мы долго пытались вкладываться в него, но почему-то не удалось закрепиться. Скорее, это связано с тем, что большой отток из региона. Самые интересные жители уезжают.

– Вы сталкиваетесь с проявлением цензуры?
– Цензура в России немного преувеличена. Что я имею ввиду? Чаще это самоцензура, люди боятся о том или ином писать. Цензура актуальна для тех изданий, кто сильно аффилирован с государственным бюджетом. Так как мы не находимся в числе тех, кто зависит от коми бюджета, то не видим на себя давления.

– Вы постоянно говорите о гражданской журналистике и гражданской позиции, хотели бы пойти в Общественную палату?
– Я достаточно молодой ещё, но помню, когда зарождалась Общественная палата, лет 15 назад это было. И что сейчас превратилось в Общественную палату? Смысл её извращён. Если изначально она планировалась, как свободное собрание граждан, которые создают объединение для осуществления общественного контроля, то сейчас Общественная палата – это искусственно подбираемые общественники. В такой форме это в основном бессмысленное объединение. В целом Общественная палата – это слабая попытка вернуть к жизни сперва российский парламент, а затем и отчасти, если проецируем на регионы, то и региональные парламенты. Идеи, которые сейчас закладываются в Общественную палату было бы целесообразнее, если бы его выполнял парламент. Были бы действительно независимые депутаты, которые не боялись бы ограничивать деятельность исполнительной ветки власти.

– А в политику не хотели бы пойти? Депутатом, например, или чиновником?
– На человека, который занимается журналистикой накладываются ограничения, в частности, оно связано прямым образом с политикой. Если мы хотим быть объективными и хотим, чтобы нам доверяли, то мы не должны быть аффилированы с той или иной политической силой. Мы стараемся даже на личном уровне такие взаимодействия избегать. Кто принимает решения в медиа, должен смотреть со стороны на политические баталии. В ближайшие годы я не вижу никакую свою политическую карьеру.

– На ваш взгляд, какое будущее ждет журналистику? Через 5, 10 лет?
– Традиционные СМИ продолжат отмирание, под этим я имею ввиду не только газеты и телевидение, но и онлайн издания, которые придерживаются классической журналистики. Там, где журналисты делают газету, но в интернете. Журналисты сейчас должны думать не про тексты, а больше про людей, для кого ты работаешь и в этом плане форма становится менее важной чем то, что ты хочешь донести и какую проблему людей можешь решить. И в этом плане журналистика становится мультиплатформенной. Будет всё больше блогинга и эмоционального контента. Возможность самим людям высказываться и участвовать в формировании инфопродуктов, а классическая журналистика будет как театр. Он есть в городе, но отношение к нему будет как к элитарному продукту. Это не основной элемент поп-культуры сейчас. Иногда нам нужно сходить в театр, чтобы показать, что ты уникальный эстет или показать, что ты немного культурный. Все движется к тому, что инфополяна наполнится блогерами и гражданскими журналистами.

Беседовала: Катя Злобина

Фото: Кирилл Шейн 

Подпишись на канал в