Мутный Материк: как живёт коми село, к которому нет дороги

В конце прошлого года оно выиграло конкурс на самое весёлое название и привлекло внимание журналистов.

До расположенного в Коми села Мутный Материк четыре часа езды на вахтовке или около часа полёта на вертолете из «нефтяного» города Усинск. Всё это время внизу тянется тайга. Жизнь появляется только на берегу Печоры – широкой северной реки, у которой, собственно, и стоит большое, на 1,1 тыс. человек, село. В 2019 году оно – неожиданно, кажется, даже для самого себя – выиграло конкурс на самое весёлое название, который уже второй год подряд проводит сервис путешествий. Вместе с организаторами конкурса «Известия» отправились в экспедицию к берегам Печоры, чтобы посмотреть, чем живёт северное село и столица республики, Сыктывкар, а также узнать, зачем вообще туристам стоит ехать в Коми.

До большого мира

– Ну здравствуйте, дорогие москвичи. Лет тридцать уже вас живьём не видел. Хорошо выглядите! – окает со сцены сельского клуба местный поэт Николай Филиппов.

И сразу становится звездой, выразив общую для всех собравшихся мысль. Москвичей здесь действительно давно, а то и никогда не видели.

Село стоит на высоком берегу северной реки Печоры – считается, что именно ей оно обязано названием. В конце XIX века, когда здесь появились первые дома, оно называлось Сем Ондрей. Потом в селе взялись строить церковь: древесину и другие материалы сплавляли по реке, а высокий берег всегда был окутан туманом. Так и появилось у села новое имя.

Но в некотором смысле Мутный Материк, по сути, материк и есть – только окружённый лесом. До ближайшего города, Усинска, отсюда километров 100, но это по прямой. Немногим больше – до соседнего с Коми Ненецкого автономного округа, самого малонаселённого в России, протянувшегося вдоль Белого и Баренцева морей. Стойбища оленеводов можно найти уже в нескольких десятках километров от Мутного Материка.

В тёплое время года жителей с «большой землей» по-прежнему связывает река Печора. В холодное – проложенный по лесу зимник, по которому сюда и в соседние села три раза в неделю ходит вахтовка. Билет на неё стоит около 700 рублей. Ехать до Усинска не меньше четырёх часов. Если погода плохая, путь может растянуться. Если метель, то зимник закрывается вовсе – пока дорогу не расчистят.

Сейчас, правда, признают в деревне, чистить её стали регулярно, поэтому и проблем возникает меньше. Но всё равно зимники, от состояния которых зависит очень многое, да и вообще транспорт здесь – тема вечно актуальная. 

– Вы, пожалуйста, про дороги напишите. Обязательно напишите, – просит Клавдия, местный культорганизатор.

От смущения она переходит с русского на коми и обратно, но при этом не перестаёт ярко, по-праздничному улыбаться: как сотрудница Дома культуры Клавдия, переодевшись в национальный костюм, только что участвовала во встрече гостей с хлебом и солью и до конца из образа ещё не вышла.

Ещё есть вертолет – зимой он прилетает в Мутный Материк два раза в неделю. На нем до того же Усинска можно добраться всего за час. Билет стоит около 2 тыс. рублей. Но, говорят местные жители, записываться нужно заранее: если собраться в последний момент, мест может и не оказаться.

Коми село

Люди здесь – не только, как любят говорить, местное богатство. Скорее, они – основа основ. Мутный Материк – традиционное село коми, финно-угорского народа из числа коренных. Всего в России сегодня насчитывается больше 220 тыс. его представителей, большая часть из них живёт на территории республики.

Внешне отличить представителей народа не так-то просто. Но это только до тех пор, пока они не заговорят между собой. Коми бережно относятся к своему языку и в повседневной жизни, особенно в сельской местности, разговаривают именно на нём. Это один из двух государственных языков республики, все вывески и надписи дублируются на нём. В Сыктывкаре, например, на коми составлена надпись на памятнике Ленину на центральной площади. А в школе Мутного Материка на нём написаны развешанные в коридорах стенгазеты. Выглядят они настолько знакомо, что с первого взгляда и не понять, что именно в них цепляет взгляд.

Школа, кажется, одно из самых больших зданий этого села. Построенная из красного кирпича на одном из холмов, она возвышается над зарывшимися в снег серыми деревянными домами жителей. Сейчас здесь учатся 130 детей. В том числе – те, кто живёт в пришкольном интернате, пока их родители работают на месторождениях или кочуют с оленеводами. В интернат привозят и детей из нескольких соседних деревень.

Здесь же открылся местный краеведческий музей, в котором замысловатые деревянные наличники с разобранных домов соседствуют с портретом Ленина и крестом из первой, разрушенной после революции церкви.

– Вы сориентируйте меня сразу, а то я могу говорить и 15 минут, и полтора часа, – предупреждает экскурсовод Татьяна Александровна, когда-то переехавшая в Мутный Материк из другого района, к мужу.

В оговоренное время она укладывается с такой точностью, как будто специальные гости в музей приезжают ежедневно.

Титул населённого пункта с самым весёлым названием село выиграло по итогам голосования в социальных сетях, в последний момент обойдя конкурента из Забайкалья, село Хохотуй. Итоги конкурса были подведены в ноябре 2019-го – всего, как говорят организаторы, за Мутный Материк отдали свои голоса 28 тыс. человек.

Разочарованных нет

Ещё в селе, в силу исторических и географических особенностей существующем большую часть года в режиме полуавтономии, есть собственные пекарня, ферма и котельная. Недавно построили новый ФАП, но его пока не открывают – ждут, пока к нему появится дорога. До этого действовала больница, но её пришлось закрыть из-за бедственного состояния здания. Теперь тех, кто нуждается в стационарном лечении, будут транспортировать в Усинск.

Именно ферма, школа, котельная и пекарня обеспечивают здесь рабочие места. Те, кто не пошёл в соцсферу или сельское хозяйство, в основном работают на месторождениях. Кто-то занимается оленеводством: в Мутном Материке оленину продают по 300 рублей за килограмм. Одна нога оленя приносит продавцу около 1,5 тыс. рублей. Это, конечно, не считая охоты и рыбалки, для которых потребуются специальные разрешения.

Но, возможно, главное градообразующее предприятие здесь – местный Дом культуры, в стенах которого уживается сразу несколько творческих коллективов самых разных направлений. Есть здесь и ретро, и традиционные сельские мотивы, и песни народов севера. Ансамбль с уклоном в этническую культуру – самый молодой с точки зрения возраста участников (правда, их сменилось уже не одно поколение) и самый титулованный. Лауреат, как с гордостью объявляют со сцены, российских и международных конкурсов.

– Откуда, – спрашиваем, – у вас такие эффектные костюмы? Город помогает?

– Сами покупаем, – с достоинством отвечает руководитель клуба Евстолия Егоровна, – сначала деньги зарабатываем концертами – мы где только не выступали, и в Красноярске, и в Керчи. А потом в Вятке заказываем. У нас там свои мастера есть.

То есть если в самом Мутном Материке гостей из Москвы и, видимо, других крупных городов не видели давно, а может быть, ни разу, то представителей Мутного Материка успели повидать и, главное, услышать во многих регионах России.

Зрителей на концерте набирается целый зал. Приходят даже жители соседних сёл. Часть людей встают в проходах. Артистов – «своих» – приветствуют радостно, тепло. Но посматривают чаще на гостей.

Из «чужаков» в село приезжают только друзья местных да дальние родственники. Едут просто в гости, поохотиться и порыбачить на Печоре, и то – счёт идёт на единицы, рассказывает примостившаяся у входа молодая женщина.

– Вот предположим, – спрашиваю я, – мы про вас напишем и поедут к вам туристы…

– Ой, да кто ж до нас доедет, – отмахивается она.

– И всё-таки представьте, кто-нибудь доедет. Это же чужие люди, шум. Сейчас-то все свои у вас. Жалеть не будете?

– От нас, – выпрямляется она на своём месте, – разочарованным ещё никто не уезжал.

Город без чужих

Сегодня Мутный Материк входит в состав городского округа «Усинск». Сам Усинск – город нефтяников, возведённый комсомольскими отрядами в середине 1960-х. Местные называют его городом белых ночей и чёрного золота, о чём также сообщают развешанные на тихих и заснеженных улицах плакаты.

Усинск – город, в котором нет чужих. Случись что, просто так отсюда и не выбраться – вокруг леса и снег, летом – болота. До Сыктывкара ехать 17 часов обычным поездом и 10 – если на недавно пущенном экспрессе. Поэтому уровень преступности стремится здесь к нулю.

Ещё есть собственный аэропорт и сразу несколько вертолётных площадок. Из аэропорта летает ежедневный рейс в Москву (из регулярных и ежедневных он единственный). Вертолёты обслуживают в основном местные месторождения.

Сегодня в городе живет около 44 тыс. человек. Жители шутят, что приезжие здесь все, так что город любят не как родные города – по умолчанию, – а в силу собственного сознательного выбора. В городе есть пара отелей, рассчитанных на командировочных, и довольно много жилья, сдаваемого внаём.

Теоретически, Усинск может стать опорным пунктом для желающих отправиться исследовать северную часть республики, а то и добраться до Белого моря. Но на туристов здесь, конечно, особо не рассчитывают, поэтому ориентироваться и организовывать поездку придётся самостоятельно. Правда, как говорят в Коми, суровый климат здесь компенсируют душевным теплом, так что за советом всегда можно обратиться к местным – например, сотрудникам гостиниц, городского краеведческого музея или к тем же таксистам. Они подскажут, что делать дальше. Но в одиночку или неподготовленным путешествовать по северу в любом случае не стоит – эти края ошибок не прощают и любителям приключений нужны сопровождающие из местных.

Париж и приполярная экзотика

Когда речь идёт о поездках по России, Республика Коми приходит на ум далеко не первой. Сейчас сюда приезжает около 300 тыс. человек в год, включая, в том числе, и иностранцев, говорит Сергей Емельянов, министр туризма, культуры и архивного дела Республики Коми.

Между тем у республики есть сразу несколько весомых преимуществ. Во-первых, доступность для жителей столицы и вообще центральной части страны: из Москвы до Сыктывкара лететь всего около полутора часов. И, в общем-то, экзотика севера начинается прямо там. Блочные многоэтажки в центре украшают колоритные советские панно, посвящённые разным северным профессиям (сегодня дизайнерскую тему продолжает этнофутуризм, удачно сочетающий современные и этнические мотивы – он используется и в оформлении отелей, и в дизайне открыток, одежды или украшений).

При этом в городе сохраняется несколько кварталов, в которых можно найти старые деревянные дома коми и дореволюционные особняки. В начале XIX века в республику ссылали французов, взятых в плен во время Отечественной войны, так что один из центральных районов Сыктывкара так и называется – Париж.

Через центр тянется Октябрьский проспект: ещё одна местная достопримечательность. Это самый длинный проспект в Европе – его протяжённость составляет 18 км. Считается, что у него есть начало и нет конца: вливаясь в ведущее на Ухту шоссе, проспект фактически соединяет столицу республики с её северными районами.

Ещё есть несколько музеев, в которых вам готовы с любовью и интересом рассказать и об истории края, и о культуре коми (на эти темы здесь, судя по всему, почти всегда говорят именно так), а естественным украшением города служит крутая излучина реки Вычегды, с высокого берега которой видны окружающий город лес и поля. В морозы река превращается в естественный каток; летом, по заверениям очевидцев, недалеко от города появляется пляж с белоснежным песком.

В часе езды от Сыктывкара находится Финно-угорский этнокультурный парк (там есть гостиница, так что можно остановиться на ночь), а буквально в 20 минутах от центра города и аэропорта – «Еляты Club». Стильное семейное пространство со скандинавскими домиками и яркой иллюминацией, созданное местным предпринимателем, по качеству оформления и уровню сервиса от столицы, в общем-то, не отстает. Зимой здесь работает каток, летом он превращается в пруд, где ловят рыбу. Можно приехать сюда на день, порыбачить и пожарить свой улов в одном из домиков.

В окрестностях республиканской столицы всё расположено достаточно компактно, но Коми – республика большая, и самое интересное, конечно, начинается далеко за городом. Прежде всего, в горах Приполярного Урала. Главный хит – величественные каменные столбы на горе Маньпупунер, одно из семи чудес России. Маньпупунер находится на территории заповедника, поэтому посещение его жестко регламентировано. Попасть на гору (как и к большинству точек, расположенных в горах) можно на вертолёте. В республике есть специальные горные туры, разработанные походниками, не только знающими, но и любящими эту местность.

А для желающих увидеть сразу всё есть маршрут «Единый Урал», объединивший главные достопримечательности сразу нескольких регионов: гору Маньпупунер, условную границу Европы и Азии и знаменитый перевал Дятлова. Маршрут можно пройти весь, а можно ограничиться отдельными участками. Организаторы установили на всей протяженности маршрута специальные современные модули, пользоваться которыми могут не только их группы, но и все, кто оказался на маршруте. Туристов просят только об одном – модули не портить и в горах не мусорить. Забрасывают в горы участников тоже на вертолётах – и если раньше отправлялись они из соседнего Пермского края, то с 2020-го летать будут из Коми.

Подпишись на канал в