Ольга Благиных: о нынешнем ТВ, казусах и семье

Интервью с телеведущей ГТРК «Коми Гор».

Ольга Благиных - ведущая программы «Вести – Коми», победитель конкурса дикторов. «Первоисточник» пообщался с одной из самых опытных ведущих республиканского телевидения в преддверии 55-летия ГТРК «Коми Гор».

– Ольга, на телевидении вы работаете с 1995 года. Расскажите, как вы пришли в журналистику.

– Как мне кажется, всё произошло случайно. Теперь-то я понимаю, что случайностей не бывает и, наверное, всё так и должно было сложиться. Я совершенно не собиралась идти в журналистику и не думала о работе на телевидении. Закончив Коми пединститут, на тот момент работала в Женской гимназии. К этому времени должность у меня уже была неплохая – заместитель директора по воспитательной работе. Но тогда на телевидении набирали дикторов, и меня, грубо говоря, «за руку» туда привели, потому что сама я об этом конкурсе ничего не слышала. И меня пригласили работать на ТВ. Вот так и осталась там.

– Помните свой первый эфир?

– Он был как в тумане. Я была совершенно не подготовлена к этому, профессию мне пришлось осваивать на ходу. Перед эфиром со мной позанималась Марина Георгиевна Филатова: объяснила, как нужно держаться, как читать текст. И как котёнка или щенка бросают в воду, научится плавать – значит будет плавать, нет – значит нет, вот так и меня «отпустили». Думаю, в этом был какой-то смысл, потому что всё-таки отбирали людей, которые обладали некоторой способностью вести себя на людях. Ведь кроме творческого задания нужно было продемонстрировать, как ты умеешь вести себя в кадре, смотрели даже походку. Конечно, волнение было жуткое... А задание-то было прочитать объявление или открыть программу передач (тогда это делали дикторы). Вот это было самое первое, и это было очень сложно. Но что-то во мне разглядели. Там была целая комиссия: журналисты «Коми Гор», редакторы, режиссёры и опытные дикторы. Позже, когда я пришла ведущей в «Вести Коми» (тоже, кстати, по конкурсу), опыт работы диктором мне очень помог.

– Бывали казусные случаи?

– Это было в самом начале моей работы на телевидении. Мы вышли в эфир, а оператор не успел поправить монитор и, чтобы не издавать лишних звуков, так и застыл в какой-то нелепой позе, скрючившись. Я помню, что меня пробрал дикий смех, хохотала я до слёз, а ведь надо читать текст! Вот я так читала и смеялась. Дикторы тогда выходили только в прямой эфир, и всё это увидели зрители. Я не знаю, как к этому отнеслись мои коллеги и руководство компании, но никто мне ничего не сказал. Хотя все эфиры в коллективе отсматривались. Для себя я тогда запомнила: нельзя обращать внимание ни на что, хоть мир рушится, есть камера и есть ты, и надо сосредоточиться. Ещё как-то было, что во время эфира в павильоне взорвался фонарь (осветительный прибор). Это было страшно, но тогда я уже не отвлекалась.

– Часто ли вас узнают на улице?

– Нечасто. Бывает, говорят: « Где-то я вас видел, лицо знакомое». Отвечаю: «Да, может быть». Или спрашивают: «Вы же там, на телевидении, работаете?» Но какой-то особенной реакции или случаев панибратства в отношении меня не было.

– Сейчас многие критикуют уровень наших телеведущих. Как вы относитесь к нынешнему телевидению в целом?

– Мне трудно говорить об этом объективно, потому что я сама – часть этого большого творческого процесса. Я считаю, что работа телеведущего – это постоянная учёба (даже если ты проработал 10, 15, 20 лет, ты всё время учишься). Технологии не стоят на месте, и способы, приёмы ведения программ тоже постоянно совершенствуются. Чтобы быть интересными, мы должны развиваться, и мы развиваемся. Может, не такими темпами, как федеральные каналы, но изменения всё равно есть. И внимательный зритель это замечает. Сейчас у нас в коллективе работает много людей, которые действительно преданы телевидению, которые проработали там не один десяток лет и никуда не ушли... или даже уходили, но всё равно вернулись, потому что телевидение так просто не отпускает. То, что люди видят в эфире – это плод труда большого коллектива, где постарались и оператор, и корреспондент, и монтажёр, и режиссёр. И это ещё не всё. Это очень трудоёмкий и сложный процесс. Но тем не менее, всегда хочется, чтобы этот коллективный труд приносил радость и находил отклик у людей. И когда зрители выходят с нами на связь – это всегда очень приятно. Ты понимаешь, что нас смотрят, и смотрят очень внимательно. Что же касается телевидения в целом, то соглашусь с большинством телезрителей: каналов много, а посмотреть порой нечего. Но новости, я уверена, будут всегда интересовать людей.

– В чём, на ваш взгляд, секрет работы с гостями в студии и, как результат, успешного интервью? Ведь бывает, наверное, что человеку не нравятся предлагаемые вопросы?

– На мой взгляд, есть несколько моментов, которые обязательно нужно учесть ещё во время подготовки к интервью. Прежде всего, настроиться на то, что собеседник – твой союзник и партнёр. Даже если он тебе не очень симпатичен. Если гость зажат и волнуется перед камерой, надо постараться разрядить обстановку, иногда достаточно хорошей шутки. В последнее время мы стараемся записывать гостя не в студии, а, что называется, на его территории, например, в рабочем кабинете. Это тоже помогает человеку расслабиться. И, конечно, важно уметь слушать. Помните совет Глеба Жеглова молодому Шарапову? «Умей внимательно слушать человека и старайся подвинуть его к разговору о нём самом». Если это получается, то беседа выходит интересной и человек предстаёт перед тобой совсем в другом свете. Это всегда ценно. Что касается вопросов, то они, как правило, обсуждаются заранее. Но при этом никто не запрещает мне попытаться вывести собеседника на темы, которые он не хотел бы обсуждать. Речь идёт, конечно, об общественно важных проблемах. Тут уж как повезёт, иногда, что называется, «выстреливает».

– Сами вы часто смотрите телевизор?

– Нечасто. Если и смотрю, то стараюсь выбирать что-то информационное (это как момент обучения – смотрю, как работают другие ведущие, какие-то моменты и приёмы беру для себя), либо что-то совершенно не связанное с этим.  Например, люблю исторические передачи или программы о других странах.

– Несколько личных вопросов. Чем занимаются ваши близкие?

– Мой муж – юрист, адвокат. Отчасти с этим связано и моё второе образование. Детей у нас трое. Старший сын – студент, тоже учится на юридическом. Дочка – школьница, а младший сынишка ходит в детский сад. – Пойдут ли дети по вашим стопам? – Пока неизвестно. Старший сын уже определился со своим родом деятельности. Сейчас активно занимается выбором профессии дочь. Журналистику она не рассматривает, хотя о у неё неплохие задатки – и журналистские, и операторские, и как монтажёр она неплохо работает. Посмотрим, может, это и выльется во что-то стоящее, у неё ещё есть время.

– Расскажите о свободном от работы времени: чем любите заниматься, как отдыхаете.

– Свободного времени почти и не бывает – в том плане, чтобы им можно было вольно распоряжаться. Но конечно, это семья и дом, потому что времени немного, а дети требуют внимания. Если есть такая возможность, люблю путешествовать, даже выехать куда-то за город – уже хорошо. Или почитать книгу.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ