Ветеран из Сыктывкара Николай Рочев: «Перед уходом в армию я танцевал»

"Первоисточник" взял у него интервью.

Юлии Замараевой

Сегодня, 9 мая, к ветеранам войны приковано все внимание. Их рассказы слушают взрослые и дети. "Первоисточник" пообщался с ветераном Николаем Рочевым и взял у него интервью.

- Николай Акимович, как проходило ваше детство?

- Родился я в маленьком селе в Ижемском районе. В семье нас было 7 детей, я был пятым ребёнком. В период войны старшие дети уехали, брат ушёл в армию. Остались я, сестра и родители. Там я окончил 7 классов местной школы, учиться дальше не предлагали. Поэтому в 1943-44 годы работал в колхозе. Летом мы трудились на косилке, зимой – заготавливали лес в 17 километрах от села. Помню, как в первый раз мне дали топор, чтобы рубить сучья со сваленных деревьев. Я с удовольствием рубил весь день, а к концу дня даже не мог поднять орудие труда – с непривычки заболела рука. Также сплавляли лес через реку, было тяжело. На лесозаготовке в те годы мы практически жили, никакой культмассовой программы не было, веселили себя сами, как могли. Платили за работу мизерно. Правда, кормили.

- Затем вас призвали в армию?

- Это было в ноябре 1944 года. В то время мы находились в лесу, праздновали День Октябрьской революции, ждали лошадей, чтобы отвезти лес. И мастер сказал, что 5 человек призывают в армию. Перед назначенным днём пели, танцевали в сельском клубе. Вот так прошли проводы. Чтобы добраться до военкомата, мы на лошадях поехали до райцентра – села Ижмы. Там прошли комиссию, нас пешком отправили в поселок Ираёль. Шли до него 3 дня. С Ираёля отправились в Княжпогост, затем – в Архангельск.

- С чего начались ваши армейские дни?

- У меня было 2 друга-призывника, Василий Канев и Харлампий Терентьев. Познакомился с ними на сплаве леса. Мы старались трое попасть в одно отделение, и нам это удалось: перебегали из строя в строй. Попали в пулеметный батальон, там было много людей из Ижемского и Усть-Цилемского района. В Архангельске мы прошли курс молодого бойца, на котором нас учили пользоваться оружием. У меня проблем с этим не было: отец занимался охотой, я с 10 лет знаком с ружьем.

- Попали ли вы на саму войну?

- Официально в армию брали с 18-ти лет. Мы как раз окончили курс молодого бойца, и война закончилась. Помню, когда узнали об этом, не было предела радости. Но в то же время, было и жалко, что не попали на фронт.

- Что же было после окончания войны? Вы отправились домой?

- Нет, мы были в составе запасного полка. В июне 1945 года выдали новое обмундирование американского производства. Нас отправили в Монголию. Когда выгрузились, там была жара. Северным солдатам было очень тяжело ее переносить. Неделю мы привыкали к этой природе. Всю Монголию мы прошли пешком по безводной степи. За это время попалось только одно озеро. В нем мы решили искупаться и напиться. Зачерпнули воду – а она-то соленая. Кстати, с нами вместе была и 31-я бригада, которая успела воевать с немцами.

- Вы застали там Советско-Японскую войну?

- Да. 8 августа 1945 года нас построили, объявили, что Советский союз начал войну с Японией. Мы получили боеприпасы, для каждого пулеметного расчета выдали автомашину «Студебеккер». Ни один солдат не шел пешком – либо на машине, либо на танке. Таким образом было преодолено 150 километров, прошли через Хинганские горы. А японцы при этом считали, что советская армия не сможет их преодолеть. Кроме того, наша бригада была механизированной, поэтому японцы заняли оборону на северном пункте со стороны Китая. По деревне стрелять было нельзя, поэтому мы вынуждены были обойти и наступать с тыла. Помню, там переходили поле, на котором были большие зеленые шары. Мы их пинали, а они внутри были красными. Мы не знали в то время, что это арбузы (смеется). Деревню мы освободили, потери были небольшие. Освободили и город Тунляо, остались ночевать там. Вечером поднялась стрельба, но стреляли в воздух, никакого противника не было видно. Прибежал посыльный: сообщил, что война заканчивается, японцы сдаются.

- На этом военные дни для вас закончились?

- Нет, нас увезли на самолете, предстояло защищать Порт-Артур. Гарнизон города не сдавался, с берега наступали моряки, а мы – с тыла. Через несколько дней японцы сдались. Застали мы и гражданскую войну в Китае, были миротворцами на ней.

- Когда вы вернулись обратно в Советский союз? Долго ли еще служили?

- В Советский союз мы выехали зимой 1946 года. Прибыли в Забайкалье, там в землянках служили 3 года. Затем – Владивосток, был там писарем в штабе полка. На Сахалине записался на курсы киномеханика, там отучился. Таким образом, в целом отслужил 7 лет и был демобилизован.

- Чем занялись после армии?

- Я вернулся в родную деревню старшим лейтенантом, но там не было работы, поэтому поехал к сестрам в Нарьян-Мар. Там предложили работать старшим инспектором в окружном финансовом отделе. В это время заочно окончил финансово-кредитный техникум в Москве. Затем меня перевели в сберкассу. В 1976 году переехал в Сыктывкар, где работал в управлении сберкассы, дослужил до должности заведующего.

- Как проходит ваша жизнь сейчас?

Все время где-то бегаю, дома-то и не бываю почти (смеется). Являюсь председателем Совета ветеранов Сбербанка. Часто зовут в разные школы города, рассказываю там ученикам о своем военном пути. Есть дача, которой в этом году придется заниматься. Ранее за огородом следила дочь, но в прошлом году она умерла. Живу один, но в соседней квартире проживает мой племянник, часто общаемся с ним. Есть внучка, и у нее дети – мальчик и девочка. Правда, живут они в Екатеринбурге.

Досье:
Николай Акимович Рочев
Дата и место рождения: 21.12.1927 года, село Кипиево Ижемского района АО Коми.
Образование: средне-специальное.
Трудовые достижения: медаль «За доблестный труд», заслуженный работник Коми АССР, председатель Совета ветеранов Сбербанка.
Награды за службу: орден Отечественной войны II степени, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945», «За победу над Японией», гвардейские значки, юбилейные медали, почетный ветеран города Сыктывкара.

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться