Андрей Попов: «Жизнь теперь называется лайф...»

«Первоисточник» знакомит читателей с поэтами, писателями и творческими людьми Коми в рубрике «культурная столица». Сегодня у нас в гостях поэт Андрей Попов.

Из личного архива Андрея Попова

Андрей Гельевич Попов родился в 1959 году в Воркуте. Окончил филологический факультет Сыктывкарского государственного университета. Первые стихотворения были опубликованы в газете «Молодёжь Севера» в 1977 году. Является членом Союза писателей России, заместителем председателя регионального правления Союза писателей. Заслуженный работник Республики Коми. Стихи переводились на венгерский язык.

Автор – лауреат еженедельника «Литературная Россия» (2000), трижды дипломант международного конкурса «Золотое перо» (2005, 2008 и 2012), лауреат премий правительства Коми в области литературы имени И.А. Куратова, премии П. Суханова. В 2015 году был удостоен международной литературной премии имени С. Есенина «О Русь, взмахни крылами» и Открытой Южно-Уральской премии.

Живёт в Сыктывкаре.

 

 

Поэт молчит,

Слова сжимают душу,

Сжимают жизнь.

И надо слушать… Слушать!

И слышать –

Слышать

Тонкий переход

От жизни к слову.

И наоборот.

 

Поэт молчит…

А празднословья ветер

Безудержно

Гуляет по планете,

Несёт пургу душевной шелухи –

Трескучий вздор,

Ничтожные стихи.

 

И даже пастырь

В комнате алтарной

Записывает свой стишок

Бездарный,

Чтобы поэта хлопнуть по плечу:

– Молчишь, поэт?

А я вот не молчу.

 

Мои стихи читают хором дети,

И премию

«Всё сказано на свете»

Вручили мне

Торжественно вчера

За лёгкий слог и брызги от пера.

Поэт молчит,

А про себя рассудит:

– Хорошие мне – слава Богу! – люди

Встречаются.

Прощают мне грехи.

Но чёрт их дёрнул сочинять стихи,

Когда не слышат

Тонкий переход

От жизни к слову –

И наоборот.

 

* * *

Изгнание, утраты и болезни,

Позор и даже смертный приговор –

Всё для стихов становится полезным,

Что уточняет сердце и простор.

 

Беда и одиночество – всё кстати,

Всё подойдёт для созреванья слов,

Меняется, как небо, созерцатель,

Судьбы и быта местный филосóф –

 

Он может всё, когда страна немеет, –

И превращает осень в свет строка…

Отчаяния ямбы и хореи

Несёт, как лодки, времени река.

 

Молчит погода. Счастье бьёт посуду.

Весенний день не понимает нас.

Но искренним словам доступно чудо –

Любое чудо в самый тёмный час.

 

***

Ошибка Афанасия Фета

 

У чукчей нет Анакреона,

К зырянам Тютчев не придёт.

Афанасий Фет

 

Фёдор Тютчев к зырянам пришёл,

Это стало для Фета укором,

Но затем подошли рок-н-ролл,

«Гербалайф», «Орифлейм» и Киркоров –

И не сразу теперь разберёшь

Голос Тютчева в этом содоме,

Что есть мысль изречённая ложь...

Вот беда! И не только для коми!

Жизнь теперь называется лайф –

В этом кайф, и конец разговора,

Потому что кругом «Гербалайф»,

Рок-н-ролл, «Орифлейм» и Киркоров.

 

* * *

Царство Божие не для пьяниц,

Знаешь, русский мой человек,

Больше нашего пьёт испанец,

Пьют прилично поляк и грек.

 

Но о нас говорят с укором,

Что мы пьём с тобой день-деньской,

Потому что спим под собором,

Хмель тяжёлый смешав с тоской.

 

А в соборе иконы, ладан,

Свечи, служба – спасенья ковчег.

Надо встать! Царство Божие рядом.

Встанем, русский мой человек!

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться