Юрий Иванцов: «Остался советским человеком»

Лётчик поведал «Первоисточнику» о своей жизни в небе и на земле.

Руководителя кировского аэроклуба при ДОСААФ России Юрия Иванцова удалось встретить на первом слёте малой авиации «Небесные тихоходы» в Корткеросе. Рок-концерт, дискотека... Но большой интерес у сельчан вызвали самолёты и техника, и мы не могли обойти стороной тех, кто в праздники был за штурвалом самолёта.

– Юрий Васильевич, когда вы захотели связать свою жизнь с авиацией?

– Вообще, лет до 17 особо о небе и не мечталось, а потом захотелось стать лётчиком. В местной газете прочитал объявление о наборе в аэроклуб и решил проверить, моё это или нет. Так всё и начиналось.

– Помните свою первую технику, на которой поднялись в небо?

– Первый вертолёт, на котором я летал, был Ми-1, затем в 1984 году я попал в учебный авиационный центр, где готовят пилотов лётных экипажей – летал уже там. Отслужив срочную службу, сразу поступил в Сызранское высшее военное авиационное училище и в 1989 году его окончил.

– После училища были какие-то планы на жизнь и карьеру?

– До распада СССР оставался в армии, этот период застал во Львовской области. Через год, когда вернулся в Россию, увидел и понял, что прежней Советской армии уже нет, никому мы не нужны, написал рапорт, и началась моя «мирная жизнь». В советское время полёты были, а когда в Россию перевёлся, нам просто говорили: «о полётах можете даже не мечтать». Не было ни топлива, ни других возможностей. С 1991 по 1992 годы нас не выпускали в Россию, всеми правдами и неправдами уговаривали дать присягу Украине. Там вообще непонятная ситуация происходила, и угрожали, что из страны не выпустят, и обещали служебный рост с налётами. Генералы, принявшие украинскую присягу, агитировали нас поступить так же, а когда я перевёлся и приехал в Россию, то увидел этих же генералов. Оказывается, они ещё раньше нас перевелись в российскую армию. Я же присягу не нарушал и остался советским человеком. Самое интересное, что военнослужащие, которые в 1991 году дали присягу Украине, пришли потрясённые, потому что их обязывали дать расписку о том, что они согласны воевать с Россией, если сложится такая ситуация.

– И всё же, было куда идти в «девяностые»?

– Да. С 1993 года я работаю в Кировском аэроклубе ДОСААФ России и с должности лётчика-инструктора прошёл все ступени и сейчас являюсь начальником клуба. Опять же, в «девяностых» было нелегко, а в начале «нулевых» аэроклуб и вовсе закрывался.

– Сегодня ваш аэроклуб солидно представлен на «Небесных тихоходах». Это говорит о том, что работа проводилась, и серьёзная...

– С 2006 года мы начинали практически с нуля, и первый самолёт для полётов и прыжков мы брали в аренду. Выручали нас коллеги из Коми, и с тех пор мы с Сыктывкаром стали побратимами. В общем, когда стали зарабатывать, купили парашюты. И техники стало больше – отремонтировали самолёты и на сегодняшний момент в Кировском аэроклубе их у нас пять: пару Ан-2, Вильга-35, Бланик Л-13 и Як-18Т.

– Изменилось ли отношение к небу с возрастом и опытом? Чего может бояться лётчик с тридцатилетним стажем?

– Раньше рвения в небо и задора было больше, к пятидесяти годам уже становишься спокойным. Но когда моя единственная дочь сказала, что хочет прыгнуть с парашютом, у меня конечности похолодели... Естественно, не разрешил, пусть лучше учится.

Беседовал Андрей Фетисов

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ