Кирилл Разлогов

Кинокритик, председатель гильдии киноведов и кинокритиков России, доктор искусствоведения, профессор

Наш Жерар

В это трудно поверить, но Жерару Депардье уже 70. Для мировой культуры он был и остается идеальным воплощением французскости. Он не только с неистовым темпераментом играет самые разные роли, от Сирано де Бержерака до крестьянина в детской болгарской сказке, но и самим своим существованием воплощает жажду жизни, в том числе и во французской гастрономической и винодельческой традиции.

Кажется, совсем недавно он был худым и юрким, выступая в кафе со своими сверстниками Патриком Дэваэром и Миу-Миу, играя эпизодические роли на телевидении и в театре. Но вот появились «Вальсирующие» Бертрана Блие, и вся эта славная троица стала символом нового поколения творцов, пожалуй, первого в кино после легендарной новой волны.

Отличительной чертой карьеры Депардье было то, что он успешно сочетал современные роли с классическим театральным репертуаром, драму и гангстерские ленты с комедиями, которые у нас, пожалуй, наиболее известны. Его тандем с Пьером Ришаром вошел в анналы мировой комедии, а одна из главных ролей в «ХХ веке» недавно ушедшего из жизни Бернардо Бертолуччи сделала его звездой интеллектуального кино мирового класса. В ряде голливудских ремейков знаменитых французских картин меняли всех актеров, кроме Депардье.

Одна из наших первых встреч состоялась в бурные 1990-е. В большом зале киноцентра «Октябрь» была премьера его новой картины, а в одном из залов поменьше я показывал циничные «Холодные закуски» того же Блие. Жерар был почетным гостем премьеры, но когда я его попросил спуститься вниз к молодым зрителям его старой, но любимой картины, он тут же согласился, и мы прервали показ для краткой встречи со звездой.

Он был и продолжает оставаться реальным воплощением французской гастрономии и виноделия, идеальным образом Bonvivant — любителя пожить, выпить, закусить и предаться другим наслаждениям «Большой жратвы», опасность которых его коллеги продемонстрировали в одноименном фильме итальянца Марко Феррери.

И совсем недавно уже русский гражданин впечатляющих размеров Жерар воплотил на экране образ скандально знаменитого Стросс-Кана, выведенного под другим именем в картине «Добро пожаловать в Нью-Йорк». Когда его спросили, зачем снялся в этой картине, он ответил: «Терпеть не могу толстосумов». В нем опять заговорил революционер — ведь у Вайды от сыграл самого Дантона.

В 70 лет Жерар Депардье беспрерывно снимается и находится в зените своей карьеры. Его чрезмерности и излишества, семейные драмы и трагедии становятся достоянием толпы, и ему тоже это нравится. Жизненной силы хватает и на Голливуд, и на Россию, а таланта не занимать. Так пожелаем ему еще и еще успехов и радостей жизни.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ