Анатолий Кучерена

Заслуженный юрист Российской Федерации, адвокат, доктор юридических наук, профессор.

По дикарским обычаям

Однажды один знакомый рассказывал мне о своем путешествии по Танзании. Местный гид перечислял туристам обычаи племени масаев. Это племя как бы застыло во времени: в век четвертой промышленной революции оно живет точно так же, как и несколько тысяч лет назад. Испокон веков там практикуется так называемое женское обрезание. В ходе этой операции, проводимой без всякой антисептики и без наркоза, девочкам удаляют клитор и малые половые губы.

Объясняется эта чудовищная практика следующим. Масаи ведут кочевой образ жизни и занимаются животноводством: крепкие мужчины проводят большую часть времени со стадами, далеко от лагеря. Раньше якобы случалось, что во время их отсутствия женщины вступали в беспорядочные связи с теми, кто оставался в лагере — то есть со слабыми и болезненными субъектами, неспособными к тому, чтобы пасти стада. В результате  рождались столь же слабые и болезненные дети. Согласно легенде, чтобы избежать этого, и было придумано женское обрезание, подавляющее сексуальный инстинкт. 

Этим эпизодом до недавнего времени мое знакомство с практикой женского обрезания и ограничивалось. И вот теперь выяснилось, что такие операции, оказывается, проводятся не только в племени масаев. Прямо в центре Москвы существует частная клиника, которая рекламировала подобную «услугу». Нашлись люди, имеющие врачебные дипломы, которые были готовы проводить такого рода операции девочкам в возрасте от пяти до 12 лет. При этом персонал клиники осознавал, что никаких медицинских обоснований для этого нет и быть не может, что она является калечащей и после нее наступают необратимые последствия.

Главный врач московской клиники, о которой идет речь, без тени сомнения заявила, что на подобные операции есть спрос, а спрос, согласно законам рынка, родил предложение. Надо думать, она давно забыла когда-то данную ею клятву Гиппократа, главным положением которой является заповедь: «Не навреди».

В такой ситуации, безусловно, требовалось оперативное реагирование со стороны правоохранительных органов, которые были обязаны привлечь к уголовной ответственности авторов данного начинания. Ведь речь идет ни больше ни меньше о приготовлении к совершению преступления: нанесению тяжких телесных повреждений. Пока мне неизвестно, начато ли расследование по данному факту.

Известна реакция уполномоченной по правам ребенка в РФ Анны Кузнецовой. И лично меня как адвоката ее реакция несколько озадачила. Если верить сообщениям в СМИ, она заявила буквально следующее: «Вопрос медицинский. Поэтому если здравоохранение говорит о том, что это вредно, этого делать нельзя. Ничего, что вредно детям, — нельзя».

На мой взгляд, сказано как-то слишком мягко и неопределенно. Вопрос этот не только медицинский, но еще и правовой, и мировоззренческий. Никто не вправе подвергать человека вообще и ребенка в частности каким-либо калечащим процедурам. Даже если взрослый человек явится к врачу и заявит, что он хочет, чтобы ему ампутировали здоровую руку или ногу или хотя бы палец (а такие случаи бывали), врач не имеет права этого делать. Тем более это недопустимо по отношению к ребенку, поскольку он не способен принимать самостоятельные решения, а следовательно, для него эта процедура — насилие. Можно добавить, что она является еще и пыткой, поскольку само ее проведение и последствия крайне болезненны.

Не следует забывать, что в человеческом организме нет ничего лишнего. Если, например, до недавнего времени считалось, что аппендикс — это своего рода атавизм, который лучше удалить при первой возможности, то сегодня выясняется, что он несет в себе весьма важную функцию, поскольку содержит множество микроорганизмов, необходимых для полноценного функционирования организма. Но если без аппендикса человек обычно может жить без серьезных проблем, то для женщин обрезание всегда становится тяжелейший трагедией: впоследствии они не могут вести нормальную половую жизнь, у них развиваются гинекологические и инфекционные заболевания, наблюдаются серьезные психические расстройства.

Во всем мире сегодня развернулась эффективная кампания против женского обрезания, тон в которой задают известные женщины из стран Африки и Ближнего Востока, подвергшиеся в свое время этой чудовищной процедуре. В 2012 году ООН и Всемирная организация здравоохранения приняли резолюцию, запрещающую калечащие операции на женских половых органах.

Правда, ситуацию на Западе всё же не следует идеализировать. Выяснилось, например, что в Лондоне существовала клиника, в которой начиная с 1985 года было сделано почти 1,5 тыс. операций по женскому обрезанию. Причем ни у самого персонала клиники, ни у властей не возникало никаких вопросов. Трудно представить, что дело обошлось без коррупции, поскольку закон, запрещающий в Англии женское обрезание, удавалось обходить в течение очень продолжительного времени.

В России до недавнего времени женское обрезание носило чрезвычайно редкий, единичный характер и практиковалось в отдельных отдаленных селениях Северного Кавказа. Тема эта была по существу табуирована — жертвы варварской процедуры крайне неохотно делились своими переживаниями. И вот теперь, как выяснилось, нашлись люди, которые попытались принести эту дикость в Москву. Хочется надеяться, что их деятельность вскоре получит надлежащую правовую оценку, а сам этот эпизод забудется, как кошмарный сон. Не для того прошли мы длительный цивилизационный путь, чтобы жить по дикарским обычаям масаев.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ