Анатолий Кучерена

Заслуженный юрист Российской Федерации, адвокат, доктор юридических наук, профессор.

Бьет — не значит любит

В статье «О русском крестьянстве», никогда не издававшейся в СССР, Максим Горький писал: «Думаю, что нигде не бьют женщин так безжалостно и страшно, как в русской деревне, и, вероятно, ни в одной стране нет таких вот пословиц-советов: «Бей жену обухом, припади да понюхай – дышит? – морочит, еще хочет». «Жена дважды мила бывает: когда в дом ведут, да когда в могилу несут». «На бабу да на скотину суда нет». «Чем больше бабу бьешь, тем щи вкуснее». Сотни таких афоризмов, — в них заключена веками нажитая мудрость народа, — обращаются в деревне, эти советы слышат, на них воспитываются дети».

С момента написания этой страшной статьи прошло уже почти сто лет, однако тема домашнего насилия над женщинами, к сожалению, продолжает оставаться актуальной. Совсем недавно всю страну потряс страшный случай: в одном из городов Подмосковья некий выродок вывез свою жену в лес и ударами топора отрубил ей кисти рук. Суд приговорил его к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима и выплате компенсации в размере 2,035 млн рублей. Лично я не сторонник ужесточения наказаний, но сама мысль о том, что такой субъект (не хотелось бы называть его человеком) когда-нибудь выйдет на свободу, просто ужасает.

Недавно международная правозащитная организация Human Rights Watch опубликовала доклад о проблемах домашнего насилия в России. Этот документ нельзя назвать репрезентативным социологическим исследованием, однако при чтении некоторых историй волосы буквально встают дыбом. Вот одна из них. В одном провинциальном городе у воспитательницы детского сада был сожитель. Этот тип страдал бредом ревности. Ему казалось, что его возлюбленная изменяет ему направо и налево. С целью «выведать правду» он систематически подвергал ее жутким пыткам, не уступавшим по своей изощренности «физическому воздействию» в стенах НКВД сталинских времен. Женщина несколько раз обращалась в полицию, но там так и не вмешались, говоря, что это «семейное дело».

Активисты Human Rights Watch поспешили сделать вывод, что во всем виноват закон о декриминализации домашнего насилия, принятый в конце 2016 года, в соответствии с которым побои, совершенное впервые в отношении близких лиц, рассматриваются как административное правонарушение, при повторном их совершении в течение года наступает уголовная ответственность. Этот закон, однако, был принят совершенно правильно, поскольку к тому времени уже была декриминализована первая часть статьи 116 «Побои» УК РФ. Такое деяние, совершенно впервые, переводилось в разряд административных правонарушений.

Судя по всему, эту декриминализацию некоторые супруги и сожители, склонные распускать руки, восприняли как индульгенцию и — что еще хуже — точно так же восприняли ее некоторые правоохранители. Думается, что руководство МВД и члены общественного совета при министерстве обязаны проводить систематическую работу с личным составом полиции и объяснять им, что ни о какой «толерантности» к семейному насилию не может быть и речи, при том, что дело не столько в жестокости наказания, сколько в его неотвратимости.

Очень часто возникает ситуация, когда женщине — жертве домашнего насилия — в случае ухода из дома буквально некуда пойти. Во многих странах мира для таких жертв создаются специальные приюты, где им оказывают правовую, психологическую и иную необходимую помощь. В Германии, например, имеется 367 таких приютов с общим количеством семь тысяч мест. Этого количества, впрочем, явно недостаточно, поскольку ежегодно более 18 тыс. женщин, как правило, с детьми, ищут защиты. В Англии есть специальная служба помощи жертвам домашнего насилия, в которую женщина может в любой момент обратиться по телефону или с помощью интернета.

Думается, и в России местным властям и представителям общественности необходимо начать работу в данном направлении. Есть же, в конце концов, у нас люди неравнодушные!

Но это, как говорится, крайние случаи насилия над женщинами. А вот совсем другая крайность. Недавно ко мне обратилась молодая женщина — жена состоятельного банкира. На первый взгляд в семье все прекрасно: комфортная квартира, модные наряды, путешествия по миру первым классом. Проблема, однако, заключается в том, что муж категорически не желает иметь детей и при этом претендует на роль абсолютного монарха во всех семейных делах, а на любые попытки возразить ему отвечает угрозой: «Вот разведусь, и ты останешься без жилья и без копейки в кармане и будешь гнить в провинции, откуда приехала». Во многих странах Запада такое поведение называется экономическим насилием и преследуется в уголовном порядке.

Могут возразить: в случае развода жена обязана получить половину совместно нажитого имущества. Однако в данном случае муж оформил все имущество на каких-то третьих лиц, так что сделать это будет непросто, не говоря уже о том, что к его банковским счетам — российским и зарубежным — супруга не имеет никакого доступа. Впрочем, во всем этом квалифицированный юрист в состоянии разобраться. Вот только брак уже погублен навсегда, чего могло бы и не случится, если бы муж умел видеть не только свои собственные интересы.

Опять же кто-то иронически усмехнется: вот ведь, оказывается, и богатые тоже плачут! Но меня как адвоката интересует не социальное положение моих доверителей, а юридическая сторона их отношений и стоящие за ними человеческие проблемы.

К сожалению, они очень многообразны. Огромное количество женщин подвергаются самому разнообразному насилию — физическому, психологическому, сексуальному, экономическому и при этом — вот парадокс! — нередко даже не подозревают об этом, считая, что всё происходящее в порядке вещей. Правовая безграмотность многих представительниц прекрасного пола в этом отношении просто ужасает. Но еще хуже, что само наше общество проявляет порой леденящее равнодушие к насилию во всех его субстанциях.

Любые крайности непродуктивны. Сегодня Запад захлестнула показушная война с сексуальными домогательствами, когда людей увольняют с работы и подвергают общественном остракизму по совершенно надуманным обвинениям в неподобающем сексуальном поведении, якобы имевшем место 30 и более лет назад. Надеюсь, мы никогда не дойдем до такого правового абсурда. Но то, что проблема насилия над женщинами в России становятся все более острой, сомневаться не приходится. И это требует оперативного и эффективного реагирования со стороны правоохранительных органов и структур гражданского общества. В противном случае общественная атмосфера, и без того сегодня достаточно тяжелая, будет и далее сгущаться, что чревато самыми тяжелыми последствиями.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ