Зельфира Трегулова

Генеральный директор Третьяковской галереи, искусствовед

Русский путь за рубежом

В напряженной мировой ситуации политические, торговые, экономические контакты между странами сокращаются. Но показательно, что культурное взаимодействие сохраняется, не сворачивается. И создается впечатление, что оно становится даже более интенсивным: руководители музеев, театров, оркестров прекрасно понимают, что сегодня на них возложена особенная миссия — поддерживать связи между народами, которые устанавливались столетиями.

На следующей неделе мы представляем в Риме выставку «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Это наш ответный шаг на сенсационную экспозицию 2016 года «Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана». Договоренность об этом обменном проекте была достигнута на исторической встрече руководителей России и Ватикана — Владимира Путина и Папы Франциска I. И это яркий пример соединения государственных интересов и культурного развития.

Осуществляя подобные проекты, мы противостоим формированию в общественном сознании образа «другого» — другой нации, другой культуры как чего-то враждебного и несовместимого с твоей национальной культурой. И многие наши зарубежные коллеги считают эту миссию особенно важной.

В 2016 году в рамках программы публичных дискуссий «Культурное лидерство» в Третьяковке выступал ныне уже покойный Мартин Рот, директор лондонского Victoria and Albert Museum. Ему был задан вопрос из зала: «Как вы, немец, выросший в Западной Германии, ощущаете себя в качестве директора самого британского из всех британских музеев?» Он не понял, о чем речь. И только после моего пояснения он достаточно резко ответил: «Я европеец!» Работая с европейской культурой, он ощущал себя не немцем или британцем, а европейцем. И ратовал за глобальное развитие культуры — вне каких-либо границ. К тому же стремимся и мы.

Поэтому мы поддерживаем не только высочайший имидж собственной страны за рубежом, но и приближаем отечественного зрителя к художественным достижениям Европы. Часто такие проекты проходят параллельно. Вспомните выставку «От Елизаветы до Виктории. Английский портрет из собрания Национальной портретной галереи» (2016), одновременно с которой наша экспозиция «Россия и искусство: эпоха Толстого и Чайковского» демонстрировалась в Лондоне и стала там сенсацией. В январе 2019-го мы отправляем наши работы в Осло, а в апреле того же года принимаем у себя картины Эдварда Мунка из собрания Музея Мунка...

Для того чтобы русское искусство было признано во всем мире как крупнейшая европейская художественная школа, надо не только активно организовывать выставки, основанные на коллекции Третьяковской галереи. Важно участвовать и в крупных сборных международных проектах. Например, одна из последних таких экспозиций — открывшаяся в мае «Страсть к путешествиям» в Старой национальной галерее Берлина, где прекрасный портрет Ивана Шишкина кисти Ивана Крамского был размещен рядом со знаменитой картиной Курбе «Здравствуйте, господин Курбе».

Их не случайно повесили рядом, работа нашего соотечественника ни в чем не уступала великому французу и демонстрировала свой, но очень похожий подход и аналогичные художественные решения.

Участвуя в таких проектах, мы напоминаем, что существует общая европейская история искусства, в которой слишком много пересечений и взаимосвязей, чтобы можно было однажды забыть об этом и дистанцироваться друг от друга по каким-то политическим мотивам. Россию никак не исключить из европейской истории искусства. И за рубежом это понимают как специалисты, так и простые зрители — наше искусство вызывало и вызывает невероятный интерес публики. Даже по сравнению с нашумевшими выставками Серова и Айвазовского в Москве посещаемость наших заграничных экспозиций впечатляет.

Так, выставку 1990 года «Москва: Сокровища. Традиции» — мой первый кураторский проект — в Смитсоновском институте и в художественном музее Сиэтла посетило суммарно 930 тысяч зрителей (для сравнения: на Айвазовском было около 600 тыс). Небольшую экспозицию работ шести русских художниц «Амазонки авангарда», открытую в Берлине в 1999 году и затем показанную еще в четырех зарубежных музеях — посмотрело в общей сложности 920 тыс.... И мы понимаем, что эти 920 тыс. вышли из выставочных залов с совершенно иным пониманием того, что такое Россия, насколько креативно русское искусство. Этим людям больше нельзя будет внушить, что мы — страна, стоящая на обочине мирового развития.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ