Сергей Волков

Советский и российский историк, доктор исторических наук, профессор (ПСТГУ)

Война, открывшая новую эпоху

Войну, окончившуюся 100 лет назад, современники по аналогии с войной 1812 года называли Второй Отечественной, а также Великой войной. Но парадоксы общественного сознания таковы, что уже через несколько десятилетий Первая мировая война не только оказалась в тени Второй, но и была почти полностью забыта.

Между тем, уступая последней по абсолютным потерям, для судеб мира она имела не меньшее, а, пожалуй, гораздо большее значение. Не говоря о том, что без нее Второй и не было бы — в результатах 1918 года были заложены семена 1939-го. Именно она открыла новую, продолжающуюся и поныне эпоху в мировой истории.

Война 1914–1918 годов не только неузнаваемо изменила политическую карту Европы и вывела на сцену новую мировую державу в лице США, но вызвала во всех воевавших странах внутренние изменения — социальные, психологические и культурные, которые провели резкую грань между «массовым» обществом ХХ века и предшествующих столетий. И в этом смысле известное выражение, что «ХIХ век кончился в 1914 году», вполне справедливо. Новейшая история действительно начинается с Первой мировой войны.

В нашей стране этой войне и ее героям «не повезло» особенно. Усилиями большевистской пропаганды Вторая Отечественная на несколько десятилетий превратилась в массовом сознании в позорную «империалистическую», так что подвиги на ней русских воинов не то что были забыты, а вообще как бы не имели права на существование. С точки зрения большевистской доктрины, принципиально интернациональной и на практике острием своим направленной прежде всего против российской государственности, воевать за геополитические интересы своей державы было проявлением «несознательности», а делать это сознательно — преступлением. Поэтому участие в той войне в «анкетном» смысле было отягчающим фактором.

Даже когда правителям СССР пришлось в силу обстоятельств на время забыть о мировой революции и взять на вооружение патриотическую риторику, Первая мировая «реабилитирована» не была. С известного времени стало можно прославлять героев Полтавы, Измаила и Бородина, защитников Севастополя и даже Порт-Артура, но всё-таки не Первой мировой.

Причина очевидна: в этой войне большевики фактически участвовали на противоположной стороне. И чем больше места в советской пропаганде занимала бы «слава русского оружия», тем более неприглядно выглядели бы действия большевиков в 1914–1917 годах, которые призывали не только к поражению России в войне с внешним врагом, но и к развязыванию войны внутренней, гражданской, и вели работу по разложению русской армии. Не приходится удивляться, что в других странах участникам Первой мировой после 1918 года были поставлены тысячи памятников, а на всей территории СССР — ни одного.

Естественно, те, кто вел Россию к победе, после которой о планах «революционного переустройства» пришлось бы надолго забыть, рассматривались большевиками как враги. Поэтому если во всех других странах, в том числе и в потерпевших поражение, подавляющее большинство генералов и офицеров окончили свои дни, окруженные почетом и уважением, часто — в глубокой старости, то их русских коллег ждала совсем другая участь.

Многие издания во времена той войны помещали портреты убитых. Вглядываясь в обрамленные траурными рамками лица, трудно отделаться от ощущения, что этим людям, в сущности, очень повезло. Они пали со славой в рядах своих частей, умерев с убеждением, что Россия осуществит свои исторические задачи, были с честью погребены и оплаканы. Им не пришлось, как десяткам тысяч их соратников, окончить свои дни с пулей в затылке в подвалах «чрезвычаек», умереть лишенными пенсии, от голода или влачить нищенское существование в изгнании.

Жестокий парадокс: Российская империя — важнейший член одержавшей победу Антанты — была не только лишена ее плодов, но и исчезла как государство, была превращена в площадку для экспорта «мирового пожара». Этот революционный «удар в спину» — поистине одна из самых трагических насмешек истории.

Россия не проигрывала той войны. Она просто не дожила до победы, уничтоженная внутренней смутой. У союзников не было сомнений в том, что война победоносно завершилась бы даже в случае, если бы русские войска не предпринимали бы в течение 1917 года никаких наступательных операций, а просто держали бы фронт. Собственно, это и позволило уже более определенно договариваться относительно будущих территориальных приобретений России. Еще летом 1916 года была учреждена комиссия по подготовке будущей мирной конференции и разработке требований, которые должна предъявить на ней Россия. Но случилось так, что жертвы и усилия России в мировой войне были обесценены, и их плодами предоставлено было пользоваться бывшим союзникам.

Потребовалось почти столетие, наполненное новыми катаклизмами и преподнесшее множество уроков, чтобы стало возможным «реабилитировать» Первую «Великую» войну и помянуть добрым словом ее участников, хотя, конечно, пока масштаб памятных мероприятий крайне скромен и не сообразен ни со значением этого события, ни с заслугами перед российской государственностью солдат и офицеров русской армии.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ