Дмитрий Кипа

Экономист.

Топливная «бритва Оккама»

Не успев начаться, налоговый маневр в нефтяной отрасли стал претерпевать изменения. В августе президент подписал пакет законопроектов, согласно которым к 2024 году будут пошагово обнулены экспортные пошлины на нефть в обмен на пропорциональное повышение НДПИ. По завершении маневра нефтепереработка лишится косвенных субсидий: во-первых, разницы между более высокими пошлинами на нефть и более низкими на нефтепродукты, стимулировавшей их экспорт, а во-вторых, сравнительно дешевого сырья, стоимость которого на внутреннем рынке определяется по нетбэку (экспортная цена минус пошлины и затраты на транспортировку).

В связи с этим для нефтепереработки были предусмотрены механизмы поддержки. Со следующего года участники отрасли смогут претендовать на получение обратного акциза на сырье — вычета из стоимости нефти примерно в 3 тыс. рублей за тонну, который будет умножаться на величину территориального коэффициента, варьирующегося от 1,05 (Омская область, Алтайский край, Республика Алтай) до 1,5 (Хакасия, Красноярский край), в зависимости от удаленности НПЗ от экспортных границ. К обратному акцизу будет применяться демпфирующая надбавка — компенсация выручки, которую компании недополучат из-за поставок бензина на внутренний рынок вместо внешнего при условии, что экспортный нетбэк окажется выше условной цены внутреннего рынка.

В августе условная цена для бензина и дизеля была установлена на уровне в 56 тыс. и 50 тыс. рублей за тонну соответственно. Однако уже в сентябре она была снижена на 10%, при этом Минэнерго предложило перенести ввод демпфирущей надбавки с января на октябрь. В ответ Минфин выступил с инициативой увеличить в 2019 году сборы с нефтяников по НДПИ на 110 млрд рублей, что вызвало недовольство компаний, не имеющих активов по переработке нефти: в октябре Иркутская нефтяная компания и ассоциация независимых нефтедобытчиков «Ассонефть» обратились к профильному вице-премьеру Дмитрию Козаку с просьбой не распространять на них внеплановое повышение налога на добычу.

Неопределенности с уже принятым законодательством добавили намерения Минэнерго ужесточить критерии для предоставления обратного акциза. Изначально планировалось, что право на него получат компании, которые к 2026 году доведут выпуск бензина пятого класса до 10% от объема переработки нефти либо вложат в модернизацию НПЗ свыше 60 млрд рублей. Теперь же первый критерий регулятор собирается сделать обязательным, не оставив выбора владельцам перерабатывающих мощностей. Еще одним изменением может стать предоставление территориального коэффициента регионам, близким к экспортным рынкам — в частности, Дальнему Востоку, где расположен Хабаровский НПЗ Независимой нефтегазовой компании и Комсомольский НПЗ «Роснефти».

Формальной причиной тому стала необходимость дальнейшего сдерживания топливных цен в преддверии повышения акцизов, которые минувшим летом были экстренно снижены. В январе они будут возвращены на прежний уровень. Однако ключевую роль, пожалуй, сыграло отсутствие у логистического коэффициента универсальности: отказ в праве на него компании с неизбежностью воспринимают как ущемление перед конкурентами. А потому уже одобренная конфигурация налогового маневра еще не раз претерпит изменения.

Стабилизировать налоговый маневр могло бы простое снижение топливных акцизов в обмен на отказ от любых иных мер поддержки НПЗ. Такое решение стало бы логичным продолжением летнего снижения акцизов на бензин и дизель и при этом бы затрагивало всех участников отрасли, вне зависимости от удаленности их заводов от зарубежных рынков. Издержкой в этом случае стали бы потери бюджета, однако к ним приведет и использование демпфирующей надбавки — в 2019 году они составят 630 млрд рублей при условных ценах на бензин и дизель в 50,4 тыс. и 45 тыс. рублей за тонну, как следует из оценки замминистра финансов Ильи Трунина. Для сравнения: по прогнозу Минфина, из-за экстренного снижения топливных акцизов бюджет в период с июня по декабрь недополучит 103 млрд рублей.

Снижение топливных акцизов стало бы оптимальным решением и в свете того, что в ходе предшествующего налогового маневра их рост оказался гораздо более значительным, нежели планировалось изначально: согласно его исходной конфигурации, закрепленной в федеральном законе 366-ФЗ от 24 ноября 2014 года, за 2015–2017 годы экспортная пошлина на нефть должна была быть снижена с 42% до 30%, базовая ставка НДПИ  повышена с 766 до 919 рублей за тонну, а акциз на бензин пятого класса — увеличен лишь с 5530 до 5830 рублей за тонну. К 2017 году пошлина и базовая ставка НДПИ достигли намеченных 30% и 919 рублей за тонну, тогда как акциз на бензин был увеличен до 10 130 рублей за тонну. А в январе и этот уровень будет преодолен — акциз увеличится до 12 314 рублей за тонну.

Его дальнейшее понижение наряду с отказом от обратного акциза на нефть и демпфирующей надбавки могло бы стать той «бритвой Оккама», с помощью которой компании и регуляторы могли бы найти компромисс. Минэнерго добьется фискальных послаблений, с которым согласятся все участники отрасли, а Минфин снизит риск внеплановых потерь бюджетных доходов, связанных с желанием компаний получить поддержку, которой они, в отличие от тех или иных конкурентов, оказались лишены. Заключительным шагом могла бы стать передача регионам 100% сборов по топливным акцизам, с июля распределяющихся в соотношении 85/15 в пользу субъектов.

В результате налогообложение нефтепереработки станет более нейтральным для компаний и более простым — для регуляторов. А значит, появится шанс на то, что налоговый маневр не утонет в бесконечной череде поправок.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ