Григорий Заславский

Ректор ГИТИСа, театральный критик, кандидат филологических наук.

Премиальные разногласия

Год театра еще не начался, а число скандалов уже начинает приближаться к критической отметке. Первая же встреча оргкомитета Года театра в Белом доме привела к отставке одного из высокопоставленных и уважаемых чиновников Министерства культуры. Сам конфликт и противостояние министерства и Союза театральных деятелей, неожиданно обозначенные на заседании в Белом доме, лично мне представляются надуманными, поскольку для театральных деятелей, хоть для «Золотой маски», хоть для Союза театральных деятелей, Министерство культуры — главный донор, который, как многие (я в том числе) впервые узнали на заседании оргкомитета, ежегодно переводит по 250 млн рублей на нужды Союза театральных деятелей России.

Следом за новостью о том, что Министерство культуры выходит из состава соорганизаторов фестиваля и премии «Золотая маска», появился комментарий Андрея Кончаловского. Выдающийся режиссер сказал, что неплохо было бы учредить государственную театральную премию. Ведь, как известно, «Золотая маска» учреждена Союзом театральных деятелей, организацией общественной. 

И, как в рассказе Аркадия Аверченко, «всё заверте…». Соцсети полнятся выступлениями сторонников и противников этого предложения.

Вместе с тем такая награда уже существует, поскольку в России каждый год вручают Государственные премии в области литературы и искусства, среди лауреатов которых — и деятели театра. Есть премии правительства в области культуры, в прошлом году, например, из 12 три были получены театральными деятелями: Валерием Фокиным, Георгием Исаакяном и Ефимом Звеняцким. Много лет существует специальная премия правительства за выдающийся вклад в развитие театрального искусства имени Федора Волкова, и говорить о том, что государство не обращает своего премиального внимания на театральную общественность, было бы неверно. Из этого следует, что предлагать еще одну государственную премию можно, но вряд ли идея получит поддержку, потому что такие награды существуют.

При этом трудно не заметить, что в выступлениях тех, кто полагает себя защитниками «Золотой маски» в ее нынешнем виде (я тоже за «Золотую маску», но иногда мне кажется, что кое-что в ней можно сделать еще лучше), звучит настоящий большевизм, не знающий сомнений. И посыл, что есть только одна настоящая театральная премия — «Золотая маска», несколько странный для театра, где, как известно, все конкурируют со всеми, невзирая на прошлые заслуги, регалии и звания.

Может быть, для кого-то это станет новостью и даже потрясением, но когда-то и «Золотой маски» не было. Театр, тем не менее, существовал. Сегодня, наоборот, премия есть, и ей уже почти 25 лет, при этом есть театры, которые участвуют в премии, а есть те, которые в этом марафоне участия не принимают. И это уважаемые коллективы, некоторые не хуже, а некоторые сильно лучше других. И никакой трагедии ни те ни другие в этом не видят, живут сами по себе счастливо и прекрасно.

До «Золотой маски» появилась «Хрустальная Турандот», затем Премия Станиславского. Так что наград у нас много, и список этот будет, конечно же, меняться. Одни появятся, другие исчезнут. Была, к примеру, премия «Кумир». Была премия «Триумф» — самая щедрая в свое время. Была и закончилась самая веселая театральная премия — «Чайка». Иных уж нет. Новых не хватает.

В контексте выхода Министерства культуры из числа организаторов «Маски» заговорили о том, что если появится новая государственная премия в области театра, она непременно разрушит хрупкий мир театрального сообщества. Странно. Ведь и «Золотая маска» не только собирает, но и очевидно разделяет театральный мир. Как и любая награда. Поэтому для кого-то «Золотая маска» прекрасна, для других это премия, которая почти каждый год сопровождается скандалом. И источником этих скандалов лишь единожды можно было назвать Министерство культуры, в остальных случаях «справлялись» сами, без участия чиновников.

Если уж всерьез говорить о создании новой театральной премии, то нужно понимать: какой? Сегодня ситуация даже не в театре, а в искусстве в целом, меняется. И это, на мой взгляд, привело к необходимости появления новых премий, которые бы не зацикливались исключительно на театре. Совершенно очевидно, что актуальное искусство, театр и кино сегодня двигаются рука об руку. И даже люди, занимающиеся актуальным искусством, как дорогие гости принимаются в театре.

ГИТИС отмечает свой юбилей в стенах Московского музея современного искусства, а директор музея Василий Церетели является не только стратегическим партнером, но и арт-директором фестиваля «Территория». Театральное искусство (в который раз) становится синтетическим, вбирая в себя лучшее, что происходит в кинематографе, современном искусстве в самых разных его проявлениях — перформанс, видеоарт и т.д. Из-за этого, мне кажется, сегодняшние границы «Маски» становятся узковатыми для того, чтобы судить о том, что хорошо и плохо даже в самом театре. Так что если и нужна какая-то премия, то правильнее говорить не о новой театральной награде, а об иных подходах к оценке достижений, побед и провалов в искусстве — театральном и не только.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ