Татьяна Клячко

Руководитель Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС.

Две большие разницы

Вспоминается старый анекдот: умного человека спросили, будут ли деньги при коммунизме. Умный человек долго думал, а потом ответил: «У одних будут, у других — нет». Так и с традиционными лекциями в вузах — хорошие, проблемные надо продолжать читать. А те, на которые ходит 12–15% студентов, можно переводить в онлайн-формат, можно вообще отменять.

Борьба с традиционными лекциями ведется уже не один год. Вот и на прошлой неделе появились новости о том, что вузы с базовой аккредитацией должны будут заместить значительную часть предметов онлайн-курсами. С одной стороны, действительно, какой смысл, если преподаватель пересказывает учебник, даже если он профессор. Когда книг было мало, они были дороги, то роль человека, который их читал и пересказывал, была понятна. Когда книг много, информации вагон, стоит лишь зайти в интернет, то возникает закономерный вопрос, зачем повторять учебник. Хороший лектор делает авторский курс, собирая его из многих источников, и тем самым экономит время студентов (им ведь трудно отделить зерна от плевел). Сейчас, правда, это уже большая роскошь.

Я видела в Бохумском университете (Германия) аудиторию на 1 тыс. мест, в которой профессор читал лекцию без микрофона, такой прекрасной была там акустика. В подобной аудитории лекцию читать 12–15% студентов — непростительная роскошь. И вот на примере этой аудитории видна разница лекции, которая есть отбытие повинности и для преподавателя, и для студента, от лекции, которая читается по только что полученным результатам исследований, которая ставит новые проблемы и намечает возможные пути их решения. В Бохуме на этих лекциях мест не хватает, сидят на ступеньках, стоят в проходах. И становится понятно, почему здесь отказались от микрофона — обеспечена полная свобода общения для лектора и слушателей.

Да, если студент не может поехать в Гарвард, Оксфорд или Сорбонну, то лекции их профессоров надо записать, их курсы должны быть доступны для всех университетов. И речь идет отнюдь не только и не столько о студентах. Эти лекции должны слушать преподаватели и профессора — они задают планку качества. И студент может приобщиться, может просмотреть эту лекцию несколько раз, обсудить ее со своими одногруппниками, задать вопросы своему преподавателю. Словом, тоже понять, что такое есть современное образование.

Я люблю читать лекции. Видеть глаза студентов, ощущать их реакцию. На лекции часто набредаешь на новые идеи, а заданный вопрос может очень сильно развернуть весь разговор. И если лектору интересно, то и студенты готовы включаться в обсуждение материала, спорить, участвовать. Никакая онлайн-лекция пока не создаст этого чувства сопричастности к процессу творчества. Правда, надо, чтобы это творчество происходило. А если его нет, то и записанный курс, скорее всего, останется просто довольно скучной информацией.

Мы ведь это уже проходили: по телевизору устраивали самые разные лектории, курсы читали выдающиеся ученые. Помню собственное разочарование, когда я попыталась прослушать курс по истории искусства моего хорошего приятеля. Разговаривать с ним, обсуждать что-то было сплошным праздником ума. А по телевизору он говорил умные вещи, это было полезно, но праздника не получалось. «Говорящие головы», как давно известно, слушать трудно.

Словом, есть лекция и Лекция. Первую можно перевести в онлайн — получим еще один информационный материал, который, наверное, будет всё же легче для восприятия студентами по сравнению с чтением статей. А вот второй тип в онлайн перевести невозможно. Театр вживую и театр по телевизору — это, как говорят в Одессе, «две большие разницы».

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ