Игорь Гагарин

Настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское Ногинского района Московской области, протоиерей.

Помочь обрести Жизнь

Протоиерей Игорь Гагарин — о том, почему человек в болезни обращается к Богу и чем в этой ситуации может помочь священнослужитель.

Слова о высоте и очищающей силе страдания, о благородном несении креста, о том, что каждая болезнь — посещение Божие, явление любви Божией, мы слышали и произносили не раз. Это звучит порой очень красиво и убедительно, когда говоришь об этом с амвона или в группе по изучению Священного Писания.

Но всё меняется, когда настоящее страдание коснется тебя лично, когда перед тобой действительно страдающий человек и тебе нужно говорить с ним, помочь, поддержать. Те самые слова, которые представлялись правильными и убедительными, теперь становятся фальшивыми и жалкими.

Сидишь порой возле постели тяжелобольного, пытаешься говорить ему то, что должен, и видишь в глазах его горький упрек: «Ты вот сейчас посидишь со мною, «совершишь требу», «отдашь долг милосердия» и побежишь на улицу, здоровый и свободный, а я останусь здесь лежать и мучиться».

Но что могу сказать я матери, у которой на глазах умирает ребенок? Какие слова найду для девушки, страдающей от мучительной смертельной болезни? Сказать: «Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14:22)? Язык не повернется! И не потому, что это не так. Так! Вот только не мне в данной ситуации говорить об этом. Эти слова может сказать лишь тот, кто сам страдает. И Господь Иисус Христос. Моя же задача — сделать так, чтобы больной Его услышал. Не меня, а Его.

Когда Господь Иисус Христос ходил по земле, к Нему приходили многие. Кого-то приводила жажда правды, кто-то искал у Него ответы на главные вопросы — о смысле жизни, о том, как войти в жизнь вечную. Были те, кто увидел в Нем такую красоту и силу, что уже не желал разлучаться с Ним. Но большинство несли Ему свои проблемы и болезни, большинство искало исцелений и решения проблем. Так же и сейчас. Не скажу, что это плохо. Плохо, если от Господа ждут толькоэтого. Тогда встреча со Христом будет недолгой при любом исходе. Если выздоровели — «зачем Он теперь?» Если нет, тем более...

Однажды две пожилые онкологические больные попросили меня выйти из больничной палаты и не мешать им умирать: «Ступай, батюшка. Молились уже, соборовались. Толку никакого. Ничего твой Бог не помогает...»

Вспоминается еще одна женщина, тоже с онкологией, которую я соборовал. После соборования и причастия лечение пошло успешно, и скоро ее выписали с хорошими результатами. Казалось, болезнь позади. Она вернулась к полноценной жизни, стала жизнерадостной и активной, но в церковь ходить перестала. Когда верующие подруги говорили: «Марина, тебе Бог такую благодать дал! Надо не уходить от Него, молиться, благодарить...», она соглашалась, обещала, но дальше этого не шло.

Через несколько лет болезнь вернулась. Я пришел к женщине в больницу, когда ей было уже совсем плохо. Приготовил всё для причастия, стали молиться. Когда все молитвы были прочитаны и спеты, подошел к больной принять исповедь. Она была недолгой — говорить женщине было уже очень трудно. Но то, что она сказала, думаю, ценнее многих слов: «Батюшка... Вот вошли Вы в палату, надели епитрахиль, зажгли свечку, запели и так мне ясно стало, что вот это и есть самое главное в жизни. Что если стоит жить, то для этого. Если выздоровею, больше от Бога не отойду».

Телом она не выздоровела, умерла на следующий день. А вот душа ее, без сомнения, вылечилась, раз в ней родились такие слова. И поэтому, верю, что от Бога она уже не отойдет никогда. Может быть, для того и входят в нашу жизнь болезни, чтобы хоть так исцелилась душа. Так мне и сказал один юноша, который до больницы был атеистом: «Болезнь мне хорошо мозги прочистила!».

Один знакомый священник, настоятель подмосковного больничного храма, рассказал мне недавно, как крестил в реанимации двух человек. Первый — двухдневный младенец, жизнь которого может оборваться, едва начавшись. Вторая — старушка, которой только что исполнилось 92 года. Эта бабушка после крещения вся сияла от радости и сказала ему: «Я сейчас чувствую, что моя жизнь только-только началась».

Нечто подобное не раз приходится слышать тем, кто ведет служение в больницах. Медики делают всё, чтобы вернуть человеку здоровье, продлить его земную жизнь. Мы, волонтеры, сестры милосердия, священники, стараемся им в этом помочь. Но есть нечто большее, чем телесное здоровье, есть Жизнь, которую не сможет оборвать никакая болезнь. Помочь больному обрести ее — это, наверное, самое важное дело на свете.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ