Басня на века

Писатель Роман Сенчин — о мудрости притч Ивана Крылова и о том, как полезно сверять свои поступки с его произведениями

Время отшелушивает от жизнеописания значительных фигур очень много деталей, подробностей, нюансов. С одной стороны, это неизбежно, с другой — фигуры зачастую становятся суше, скучнее, площе. Вот и Иван Андреевич Крылов, 250-летие со дня рождения которого отмечается сегодня, для нас — «дедушка Крылов», главный русский баснописец, чудаковатый толстяк и старший современник Пушкина, переживший его почти на десятилетие. В общем-то, на этом наше представление о нем исчерпывается.

60-е – 80-е годы последних трех веков в России поразительно похожи. В 60-е общественный подъем, некоторые вольности, расцвет искусств, затем — «заморозки», завинчивание гаек и, как итог, народный или дворцовый «взрыв», начало новой эпохи.

1760-е дали нам первую плеяду настоящих русских литераторов: Яков Княжнин, Михаил Чулков, Гавриил Державин, Николай Новиков, Денис Фонвизин. В те же вольные годы сформировался и Александр Радищев, но он обратился к литературе позже. Почти все из этой плеяды пострадали (в том числе и посмертно) в годы последующих репрессий.

Писательская молодежь эпохи позднего правления Екатерины II была смирная и послушная. Если уж и сочиняли вольности, как Василий Капнист «Оду на рабство», то не несли ее императрице, подобно Державину, а прятали до лучших времен. Иван Андреевич Крылов был, пожалуй, самым неосторожным из литераторов того периода. Впрочем, он занялся литературой человеком совсем юным, а юности страх неизвестен.

Родился Крылов в Москве, но жизнь его с Белокаменной связана эпизодически. Совсем маленьким он вместе с отцом-офицером и матерью оказывается в Оренбурге, который через несколько лет осаживают пугачевцы. Много позже Пушкин запишет устные воспоминания Крылова о тех месяцах, некоторые детали войдут в «Капитанскую дочку» и «Историю Пугачевского бунта».

Кстати, в списках Пугачева на расправу после взятия города значился не только отец Крылова — капитан армии (в то время участвовавший в обороне Яицкой крепости), но и мать, и сам будущий писатель, тогда пятилетний ребенок. Но Оренбург Пугачеву оказался не по зубам.

В 1775 году Андрей Крылов подал в отставку, переехал с женой и сыновьями в Тверь, поступил на гражданскую службу, а через три года умер, оставив сыну в наследство лишь сундук с книгами. 15-летний Иван Андреевич оказался в Петербурге, который стал для него по-настоящему родным. Хотя стоит отметить, что порой Крылов исчезал из него на два-три года, и до сих пор биографы не знают наверняка, что с ним происходило в это время, где он жил, чем занимался. Есть упоминания, что он был искусным картежником — «фокусником», по замечанию Пушкина…

Знавшие Крылова пожилым (но еще не старым) вспоминали, что тот часто засыпал во время литературных вечеров и званых обедов, сморкался в ночной колпак вместо носового платка, был ленив и неповоротлив. Быть может, всю свою энергию Иван Андреевич растратил в первую половину жизни?

В 15 лет он написал комическую оперу «Кофейница». Затем последовали комедии и трагедии, иногда в год по три-четыре, издание журналов «Почта духов» (содержание номеров почти целиком принадлежало перу Крылова), «Зритель», «Санкт-Петербургский Меркурий». Журналы были сатирические, а сатирики, в отличие от юмористов, для государства достаточно опасный народ.

Немудрено, что Крылову то и дело приходилось сталкиваться с цензурой — да он вообще, если честно, ходил по лезвию ножа со своими комедиями, «Похвальными словами», «Письмами», намеками и шутками в опасные для вольнодумства 1789–1793 годы. Литераторов арестовывали, издания запрещали, успевших умереть бранили.

Есть сведения, что Екатерина лично предложила Крылову бросить литературу и покинуть столицу империи, а лучше вообще страну «от греха подальше» и даже дала денег. И он уехал в глубь России, почти не писал до 1806-го.Так или иначе, первый период литературной деятельности Крылова закончился в конце 1793 года.

Судя по многочисленным произведениям этого периода, природное литературное дарование у Ивана Андреевича, скорее всего, было невелико. Читать его тяжело, порой и невыносимо. Этакая сумароковщина в годы, когда уже был в полном расцвете Державин, писали Карамзин, Капнист, Дмитриев. И вряд ли это можно объяснить тем, что мы отвыкли от слога той эпохи, — у современников тогдашний Крылов тоже был не в числе популярных авторов.

Но то ли вынужденная пауза, то ли самообразование и жизненный опыт преобразили его перо. Комедии «Модная лавка» и «Урок дочкам», басни, полившиеся как из рога изобилия (поначалу больше переложение Лафонтена и подражание Дмитриеву, а затем почти сплошь оригинальные), — это настоящая русская литература. Вернее, одни из первых ее зрелых плодов. В баснях, по словам его старшего собрата Дмитриева, Крылов «наконец-то нашел себя».

В 1810 году он поступил в Императорскую публичную библиотеку, где прослужил почти до самой смерти, случившейся в 1844-м. Было Крылову 75. Писал в последние годы мало, выбирался в свет редко. Любил экономку Феню, все свое имущество переписал на мужа Фениной (а может, и своей) дочери Александры.

Не исключено, что поздний Крылов послужил одним из прототипов Ильи Ильича Обломова. Но Обломов после себя, по сути, ничего не оставил, а Крылов живет и будет жить хотя бы десятком бессмертных басен. Гоголь справедливо называл их притчами: «Его притчи — достояние народное и составляют книгу мудрости самого народа...».

К сожалению, басни Крылова идут у нас по разряду детского чтения — взрослые, как правило, заглядывают в них лишь для того, чтобы почитать дочкам и сыночкам. Сами же в обычной жизни мудрость крыловских притч в себе не носят. А зря. Многих ошибок можно избежать, сверяя свои поступки с произведениями Ивана Андреевича. Впрочем, так у нас заведено: великая русская литература отдельно, а реальная жизнь — отдельно. Возможно, здесь причина многих наших проблем и ошибок.

Оригинал

Подпишись на канал в