Закон провокации

Русский рэп становится все больше похожим на джаз и рок. И не музыкальными свойствами или величием исполнителей (об этом можно будет поговорить лет через тридцать), а своей общественной историей. Вот свежий пример. Дмитрий Кузнецов, более известный как рэпер Хаски, гастролировал по стране, но столкнулся с тем, что концерты его стали отменять, увидев в сочиненных им текстах вредные для общества мотивы. Под конец в клубе, где он собирался выступать, отключили свет, и Хаски прочитал свои творения с крыши припаркованного автомобиля, был задержан полицией и отправлен под арест на 12 суток. После чего более известные рэперы принялись организовывать концерт в знак солидарности, в интернете поднялась волна возмущения и прочее, и прочее...

И вот тут оказалось, что у всякого события есть две стороны. Как учит физика, тело находится если не в гармонии, то в равномерном движении или покое, если на него не действует никакая сила. Что-то похожее происходит и в провокативном искусстве — чтобы оно нормально развивалось, нужно, чтобы на него действовали разные силы. То выбежит художник вперед и даст пощечину общественному вкусу. То общественный вкус зарядит оплеуху в ответ.

Может ли искусство быть опасным? Само по себе — вряд ли. По крайней мере, сложно найти тому пример. Конечно, говорят, что когда великий Гете написал «Страдания молодого Вертера», по Европе якобы прокатилась волна самоубийств. Какой-то элемент подражательности в обществе будет всегда, как и процент безумцев, маньяков и прочих неприятных людей. Но общество вправе защищаться. Или предохраняться. То есть придумывать для провокативного искусства специально отведенные места. Поэтому на книгах пишут предопределения, упаковывают их в целлофан, а иногда даже продают в специальных магазинах. Человечество давно поняло: если устроить охоту на что-нибудь в искусстве (или то, что называют искусством), то искусству этому будет только лучше.

Провокативное искусство питается этим, ширится в размерах, а иногда даже надувается, как воздушный шар. Собственно, о существовании рэпера Хаски многие узнали, только когда он попал в темницу. При этом большая часть его нынешних заступников говорит: «Нам ужасно не нравятся его тексты, но нельзя так поступать с человеком (или с певцом и поэтом — так тоже называют рэперов)».

Когда-то известный роман Набокова о девочке Долорес был запрещен за аморальность, потом — признан гениальным. Точно так же гоняли исполнителей и любителей джаза, потому что «сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст». Потом — рокеров: люди моего поколения помнят обличительные статьи и черные списки, где числились ныне классические рок-группы. Сейчас эти списки запрещенных команд попадают в соцсетях в разряд «комическое».

Как правило, изобретательности в подобных делах проявляется мало, особенно на местах. А чем дальше от Москвы, чем ближе к конкретным исполнителям воли общества в области укрощения искусства, тем реже встречается изящество в решениях чиновников и правоохранителей.

В общем, рассуждая о взаимодействии искусства с властью, хочется от любой власти мудрости, а от искусства — любви. Но тут же себя одергиваешь — пусть будет хотя бы что-что среднее, когда действия одних уравновешены действиями других. Хотя, говорят, ньютоновская физика уже кончилась, а на дворе теперь сплошная квантовая механика.

Оригинал

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться