Репостмодерн

Президент Владимир Путин выступил с инициативой ввести административную преюдицию, то есть декриминализировать ч. 1 ст. 282 УК. Тем самым в категорию административных правонарушений переводится экстремизм, по которому только за 2017 год было осуждено около 500 человек, большинство из них молодые люди в возрасте 18–35 лет.

В докладе, представленном президенту, были приведены десятки случаев привлечения к ответственности за лайки или репосты тех или иных материалов. В основном граждане делают это без какого-либо их критического осмысления. Получается, что людей осуждают за «неосознанные» действия, которые совершенно не представляют серьезной угрозы для основ государства и его безопасности.

Сложилась ситуация, когда многие люди готовы были снимать репосты, убирать публикации, а то и вовсе удаляли их, но даже из-за стертых постов к ним приходили и возбуждали против них уголовные дела.

Я всё это время выступал со статьями в СМИ и на всех площадках говорил о том, как важно декриминализировать 282-ю статью хотя бы частично. А мои оппоненты из числа непубличных людей, состоящие в различных ведомственных комиссиях, выступали за ужесточение и прикладывали максимум усилий для того, чтобы ничего не менять. Причем они ссылались на то, что растет количество подобных преступлений. Для меня же это было поводом задуматься: что-то неблагополучно, раз стольких осуждают... Наверное, количество этих дел может расти бесконечно...

У нас десятки миллионов пользователей интернета, можно прийти к каждому на страницу и обнаружить какой-нибудь «экстремизм». Я не говорю, что все эти люди отменного интеллекта, но это не повод портить человеку жизнь за безобидный пост или картинку, которая к тому же гуляет в общем доступе по всему интернету.

Я рад, что меня поддержало общество и даже руководители социальных сетей. Они сделали это и потому, что увидели массовый исход пользователей — молодые люди стали бояться что-то писать и присутствовать в соцсетях. Но атмосфера запугивания недопустима в нашем обществе.

Россия при всех изгибах ее истории всегда была страной свободомыслия. Неслучайно в разговоре с президентом я вспомнил о наших писателях — от Пушкина до Маяковского. Любого можно обвинить в экстремизме даже посмертно и сделать фигурантом уголовного дела. Здесь дьявол — в деталях, при желании роман Андрея Белого «Петербург», где сын подкладывает своему отцу-чиновнику бомбу, тоже можно классифицировать как призыв к жестокости.

Надеюсь на существенные изменения. После того как президент подвел исполнительную законодательную базу под свое предложение — был послан определенный сигнал на места особо ретивым исполнителям. Ведь огромное число людей оказались обвиняемыми случайно. Кроме того, антиэкстремистское законодательство стало легкой возможностью свести счеты с некоторыми активистами — достаточно было просто «заподозрить» их в нарушении закона. Таких историй много в Москве, но особенно много в провинции. И президент смог это остановить, декриминализировав первую часть ст. 282 УК. 

На фоне того, что у нас немало запретительных мер, наконец появилась и возможность смягчения законодательства. Но в дальнейшем необходимо отслеживать все дела, которые будут возникать, потому что встречаются, увы, и недобросовестные правоприменители. Бороться с этим можно лишь благодаря максимальной огласке. Всех, кто попадет в такую ситуацию, я прошу писать лично мне.

Достаточно сложно уйти от накручивания статистики в регионах, но, возможно, это станет следующим шагом нашего гражданского общества. А для оздоровления судебной системы можно было бы провести исследование и проанализировать поступки тех, кто выносил неправильные решения, фабриковал дела и производил нечестную экспертизу. Видимо, и это вопрос будущего.

Оригинал

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться