Фотограф Филиппо Замбон: «Всё началось с отцовского «Зенита»

Мастер плёночной фотографии – о стереотипах по поводу русских, знакомстве с женой и творческих планах

Говорят, что у настоящего мужчины должен быть автомобиль из Германии, часы из Швейцарии и жена из...Республики Коми. Что ж, есть в этой шутке доля реальной правды. Фотограф из Финляндии Филиппо Замбон удачно женился на красавице из наших краёв. Он прекрасно владеет искусством плёночной фотографии. В этом мы смогли убедиться, глядя на его фотопроект под названием «О.т.х.о.д.ы» в рамках выставки финских фотографов «Mustelma», инициатором которой стал сам Замбон. Филиппо рассказал «Источнику» о своём взгляде на фотоискусство.

– Филиппо, помните свой первый фотоснимок? Что на нём было?

– Мой отец – любитель фотографии. У него была «тёмная комната» для проявки плёнки и оптической печати фотографий. Поэтому для меня увлечение фотографией началось с отцовского «Зенита». Мне был интересен процесс, но серьёзно заниматься фотографией я начал в 16 лет. Мы с одноклассниками поехали в Париж на экскурсию, и я попросил у отца тот самый «Зенит» 1980-го года выпуска с чёрно-белой плёнкой. На него я и отснял свои первые художественные фотографии, хотя знаний по фотоделу тогда у меня было немного.

– Какой техникой владеете сейчас?

– Я снимаю на шесть камер, одна из них цифровая, остальные – плёночные разных форматов. Больше всего люблю снимать на чёрно-белую плёнку. В коллекции есть и советские камеры, но на данный момент снимаю на «Contax», снимки на него получаются мягкими и поэтичными.

– С чего начинался ваш профессиональный путь в фотографии?

– В то время я интересовался фотожурналистикой и работал в боевых точках. Моим наставником был военный фотокорреспондент Джеймс Нахтвей, я был вдохновлён этой фотографией, но потом понял, что это – не моё. Мне больше интересно работать с историей, людьми и всем, что связано с ними. Фотожурналистика имеет очень много догм и правил, а я хотел быть свободен.

– У вас европейский взгляд на творчество. Российское визуальное искусство отличается от европейского?

– Подходы и методы российских фотографов близки к европейским. И мы не можем говорить о национальности в этом плане. Уровень фотографов России очень высок. Сергей Пономарёв и Олег Виденин, например, очень талантливы. В Сыктывкаре же фотографы не издают фотокниги, и этого очень не хватает вашему фотосообществу.

– Как считаете, плёночная фотография жива, или её окончательно заменила «цифра»?

– Работа с плёнкой – живой процесс. Аналоговая фотография и цифровая – это два разных мира. Хотя многие фотографы в Европе используют и плёнку, и «цифру» – конкуренции и вытеснения нет. У цифровой фотографии есть много преимуществ: лёгкость и доступность печати снимков и их копирования, возможность изменить цвет и свет. Однако мои лучшие кадры как раз те, которые не запоминаются в процессе съёмки, а появляются словно сюрприз в момент проявки. Когда ты снимаешь цифровую фотографию, у тебя работает голова, а когда на плёнку – сердце. В прошлые приезды в Сыктывкар я не видел людей с плёночными камерами, сейчас они появились. И это здорово!

– Филиппо, мы знаем, что ваша жена из Сыктывкара. Если не секрет, как познакомились с ней?

– В 2013 году я приехал по обмену учиться в Сыктывкарский университет на факультет искусств. Там и встретил свою будущую жену Марию. Мы работали над одним проектом, и сблизились с ней, когда нужно было сделать снимки национального коми костюма. Сейчас в Коми у меня есть родственники и друзья.

– Тяжело ли жить в интернациональном браке?

– Мы не чувствуем себя разными. Нам комфортно вдвоём, мы вместе учились, поэтому очень близки друг другу по взглядам и вкусам. Для моих друзей-итальянцев мой образ жизни – путешествия, фотография и жизнь в других странах – уже экзотика. Они вообще думают, что Маша из Сибири (смеётся).

– Чем вам примечателен наш город?

Я фотографирую Сыктывкар, его жителей и очень хочу через фотографию разрушить европейские стереотипы о жизни маленького русского города. В Европе многим кажется, что в таких городах много старушек, а по улицам ходят здоровяки в тельняшках, девушки в мини-юбках и на высоких каблуках, а на стенах в квартирах висят ковры. Я же увидел Сыктывкар по-своему. Здесь переплетаются российская, советская и коми культура. Мечтаю показать Сыктывкар в какой-нибудь хорошей галерее Финляндии, но это пока в планах. Скорее всего, фотокнига выйдет в следующем году.

– О чём ваш фотопроект «О.т.х.о.д.ы»?

– Проект посвящён мусорной проблеме. Человек должен считаться с природой и бережно относиться к экологии. В моих работах можно увидеть места складирования и переработки твёрдых бытовых отходов и людей, которые живут в окружении свалок. Ту же Индию можно привести в пример. Кастовая система жизни, неравенство, религия, менталитет и политика государства очень влияют на экологию и, в частности, на проблему свалок.

– Филиппо, а вы считаете наш Сыктывкар чистым?

– Сыктывкар достаточно чистый город, потому что он находится в тайге. Вообще, любое место уникально само по себе. Европа тоже разная. Италия в культурном плане чем-то ближе к России, чем Финляндия. В ней больше развит коллективный дух, в Финляндии – индивидуализм. А вот Санкт-Петербург очень похож на Хельсинки. Сыктывкар – другой мир. Заметно, что люди здесь более открыты и дружелюбны к иностранцам.

– Из соотечественников и европейцев кто оказал на вас большее влияние?

– Из выдающихся общественных деятелей Италии я очень хорошо отношусь к Антонио Грамши, одному из основателей компартии страны, который кроме политики много помогал рабочим и защищал интересы других социальных групп, а также был философом. Из культурных людей могу отметить самого талантливого за последние полвека кинорежиссёра и поэта Пьера Паоло Пазолини, который был передовым человеком для своего времени. Из современников, к сожалению, не могу никого выделить, так как искусство, считаю, находится в стадии декаданса не только в Италии, а вообще в Европе. Многие творческие и талантливые люди подавлены политической ситуацией и популизмом. В Италии есть философ Джорджио Агамбен. По политическим причинам он не может найти издателей для выпуска своих книг, так как его идеи считаются неполиткорректными для власти. Тем не менее, в других странах книги Агамбена можно найти, и если бы он родился полвека назад, он был бы суперзвездой.

Беседовал Андрей Фетисов


ДОСЬЕ

Филиппо Замбон

Дата и место рождения: 7 мая 1981 года, Флоренция.

Образование: Университет искусств Хельсинки.

Любимый фильм: «Зеркало», «Аккатоне».

Любимая книга: «Гроздья гнева», «Посторонний», «Барон на дереве».

Любимое блюдо: Melanzane alla parmigiana (итальянское блюдо из баклажанов, томатного соуса, моцареллы и сыра «пармезан»).
Жизненное кредо: «Подвергать всё сомнению».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ