Алексей Андреев: «Каждый день учусь рисовать»

Мастер цифровой живописи – о таинственных мирах, творческом сознании и любимом художнике.

Художник из Санкт-Петербурга Алексей Андреев черпает вдохновение весьма необычным образом. В большинстве его работ зритель найдёт приятные сюжеты из памяти – пережитые моменты из детства и снов, фрагменты фантастических книг... Сам мастер признаётся, что когда он создаёт картину, он вовсе не думает о зрителе, однако со всей душой и трепетностью старается передать нам состояние своей души. Сегодня художник рассказал «Источнику», какое место в его жизни занимает любимое дело.

– Алексей Викторович, когда произошло ваше знакомство с бумагой и красками?

– Передо мной, по большому счёту, никогда не стоял выбор, какая область жизни для меня интересна. В этом смысле я – счастливый человек. Я рисовал, сколько себя помню. Мне повезло с тем, что в моём родном городке есть художественная школа. Мой учитель Александр Подберезский – отличный график, прекрасный преподаватель и лидер музыкальной группы – не просто научил нас рисовать, а постарался привить хороший художественный вкус. Мы, выпускники художественной школы, дружим до сих пор. В то время я сильно увлекался научной фантастикой и рисовал картины на эти сюжеты всё свободное время. В художественной школе, когда мы рисовали натюрморты, я успевал нарисовать не только постановку, но и космические корабли, бороздящие пространство Вселенной, на обратной стороне листа. И несколько раз именно эти сюжеты отправлялись на выставки.

– Помните свою первую выставку?

– Первую выставку мы организовали вместе с моим учителем Александром Подберезским в моём родном университете в Великом Новгороде в 1993 году. Я уже тогда рисовал в стиле, напоминающем сюрреализм, правда в технике традиционной графики. Эта выставка дала мне возможность познакомиться с новгородскими художниками и искусствоведами. Несколько позже мы организовали молодёжную секцию при новгородском Союзе художников, проводили совместные выставки с коллегами.

– Сейчас вы работаете в современной технике – цифровой живописи. В чём её особенности?

– Изначально я довольно долго занимался станковой графикой, не получая полного удовлетворения от результатов. Цифровая живопись интересна мне отсутствием влияния технологии, как бы парадоксально это ни звучало. Например, масляная живопись требует отдельной мастерской, занятия офортом тоже, к тому же кислота вредна для здоровья. А если я не вижу сразу результата работы, то мгновенный снимок сознания просто не получится. Здесь же я просто беру аналог кисточки – стилус, вожу им по планшету и сразу, здесь и сейчас наблюдаю результат своей работы. В фотошопе технология мне не видна вообще, я могу не обращать на неё внимания, и для меня это – максимально подходящая, практически идеальная техника. Многие мои друзья-художники на дух не переносят эту мою точку зрения. Одно время мы спорили с ними об этом до хрипоты. Что ж, каждому своё. Для кого-то важно ощущать живую бумагу, скрип пера, запах масляных красок и тд. Мне же интересно наблюдать, как вокруг меня постепенно наступает будущее. Ещё одно преимущество в том, что называется «digital art». Такое понятие, как «подлинник» в этом виде искусства в принципе отсутствует, потому что пиксель – он и на любом другом компьютере будет пикселем определённого цвета. Он абсолютно идентичен, и ничего с этим не сделать. Мне кажется, это здорово. В традиционных видах искусства присутствует, на мой взгляд, какая-то чрезмерная фетишизация – подмена содержания искусства формой: холстом, подрамником и прочими материальными предметами. От этого происходит желание обладать этим подлинником, хотя визуально он может ничем не отличаться от хорошо сделанной копии. Свои же работы в высоком разрешении я оцениваю довольно дёшево и, благодаря этому, они могут «проникнуть» практически в любой дом в виде принтов, напечатанных на холсте, независимо от материального достатка человека. Главное – они будут абсолютно одинаковыми у всех, ничем не отвлекая зрителя от содержания работы.

– Глаз над паутиной проводов, безмолвно повисший в воздухе колокол, развалины, холод и мрак... С чем это связано?

– Я не считаю свои работы мрачными и тем более безысходными. Для меня все они в процессе рисования являются окошками в бесконечные, таинственные и загадочные миры – какие-то чуть веселее, какие-то чуть грустнее. Через какое-то время я начинаю видеть в них ошибки, недоработки и большинство из них перестаёт меня интересовать, и тогда я начинаю «жить» в новых. Безусловно, в момент создания каждая работа является «слепком» эмоционального состояния. И, конечно, я очень стараюсь без искажений передать изображения того мира, который в данный момент находится внутри меня.

– Вообще, каким образом рождаются сюжеты?

– Очень интересный для меня вопрос. Самое близкое описание процесса творчества дано, на мой взгляд, в книге Карлоса Кастанеды «Сила безмолвия»: «В свои путешествия в сновидении он пускался подобно дикому зверю, крадущемуся за добычей...посещал своего рода свалку бесконечности и копировал увиденные там вещи, назначения и происхождения которых мог и не знать». То, что я делаю, для себя определяю как фиксации определённых состояний осознания – детских пограничных, снов и тд. Цитируя Девида Линча, можно определить это как «путешествия интуиции». Человеческий мозг – это самая сложная конструкция в известной нам Вселенной. А наше сознание – тонкая плёнка в океане бессознательного, в котором возможно практически всё. Важно передать эти состояния с минимальными помехами и искажениями. В этом весь кайф, суть и причина того, чем я занимаюсь. Периодически я останавливаюсь и смотрю на то, что удалось перенести на холст. В этот момент я нахожусь там, в этом «мире».

– Ваши работы побывали за рубежом. Какие эмоции вызвал сюрреализм у иностранцев?

– Самая удивительная вещь заключается в том, насколько много у нас общего. Мои зрители – люди в большинстве своём образованные: студенты, творческая и техническая интеллигенция. Последнее по времени мероприятие у меня случилось на Тайване, в Гаосюне. Более разного культурного контекста, казалось бы, просто нельзя себе представить. Современный мир проводит границы не по географическим меткам, а по совершенно другим параметрам. Различия между мной и Джейн By, Senior Storyboard Artist из Лос-Анжелеса, родившегося в Гонконге, исчезающе малы по сравнению с различиями между мной и Колей – охранником, моим соседом по лестничной клетке.

– Алексей Викторович, как долго длился ваш путь от художника-любителя до профессионала?

– Этот путь длится всю мою жизнь и закончится только вместе со мной. Я остро чувствую недостаток образования и постоянно стараюсь его восполнить. Мне не хватает академичности, знания натуры, мышц, пластики, выразительности фигур и лиц, поэтому мы с друзьями-художниками каждую неделю собираемся в мастерской и рисуем наброски. С коллегами – цифровыми художниками – мы устраиваем видеоконференции, проводим мастер-классы, делимся опытом.

– Передаёте своё мастерство другим?

– Я начинал трудовую деятельность именно с этого. Сразу после окончания университета, когда меня оставили преподавать на кафедре, я не знал и не умел ничего. А студенты мгновенно считывают любой твой пробел в знаниях. Пришлось учиться на ходу, было тяжело. А сейчас я не считаю, что обладаю достаточными знаниями для преподавательской деятельности. К тому же, хочется оставить время для творчества, это важнее.

– Какова дальнейшая судьба ваших работ?

– Какие-то работы становятся частью кино, другие – идут на обложки книг и рекламную коммуникацию, какими-то оформляют интерьеры.

– Есть ли у вас особая работа, которую любите больше остальных?

– Как правило, картинка мне нравится, пока я её рисую. Как только всё кончено, и я откладываю её, она довольно быстро перестаёт меня интересовать. Для меня имеет значение процесс, а не результат.

– Алексей Викторович, есть ли у вас любимые художники?

– Здислав Бексиньский. Это потрясающий мастер, творчество которого когда-то охарактеризовали как «поэзия после Освенцима». Бексиньский – единственный художник, вызывающий у меня состояние катарсиса. Человек с трагической судьбой. В прошлом году о нём вышел фильм «Последняя семья» – очень тяжёлый, но, тем не менее, я рекомендую его к просмотру.

– Сколько времени уделяете творчеству?

– Всё возможное время. Я счастливый, моя работа и творчество – одно и то же.

– Есть ли у вас хобби?

– Основное хобби – моя работа. Ещё я люблю учиться чему-то такому, чего вообще не было в моей жизни. Получать новый опыт. В результате откатал сезон на мотоцикле, получил сертификат дайвера, неожиданно для себя перевёл на русский книгу по философии сознания, поскольку это оказалось самым простым способом её прочитать. Люблю читать научно-популярную литературу. Мои герои – это учёные, специалисты по квантовой механике, суперсимметрии и теории струн, космологи, нейробиологи, эволюционные биологи, этологи – люди, открывающие нам красоту нашей Вселенной. Ну и конечно, семья. Дочка растет, ходит в художественную школу, очень любит рисовать. Здорово, когда есть общие интересы и темы для разговоров с ребёнком.

– Бытует мнение, что подняться на вершину Олимпа можно только в крупных городах, но талантливых мастеров много и в провинции. Что бы вы им пожелали?

– Это в корне неверное мнение. Мой друг Игорь Мальцев, известный журналист, опубликовал на днях настоящий манифест цифровой живописи, под которым я готов поставить свою подпись. В числе прочего он пишет: «Триумф индивидуализма наступил. Каждый автор теперь может работать со всем миром из любой точки планеты и образовываться там, где родился и живёт, не пресмыкаясь перед наглыми владельцами арт-центров, которые по привычке корчат из себя бога, сидя с удочкой на пустом черногорском пирсе. Ваше время ушло, жирные спесивые котики. Я смотрю на карту мира и вижу, что интернет и Ps6, как Кольт, уравняли шансы. Неважно, если ты Алексей Андреев и Артём Чебоха с Александром Кретовым из Питера, или Сергей Колесов из Лиона, Александр Селезнёв из Воронежа, Андрей Сурнов из Подмосковья, Олег Пащенко из Москвы, или Алексей Пятов из Иркутска, Евгений Юрин из Калуги, Алексей Васильев из Калиниграда, Александр Меньшиков из Каменск-Уральского, ты имеешь абсолютно равные шансы с теми, кто работает в этом новом дигитальном искусстве из так называемых культурных столиц мира и из китайских деревень. Само понятие «культурная столица», которое хайджекнули вполне определённые люди, слетела как трусы на нудистском пляже. Теперь культурная столица – это там, где ты сам, где вай-фай и твой планшет. Новая цифровая реальность диктует новый цифровой арт».

Беседовала Светлана Попова

ДОСЬЕ

ФИО: Андреев Алексей Викторович

Дата и место рождения: 21 сентября 1972 года, г.Чудово Новгородской области.

Образование: Новгородский государственный университет, факультет архитектуры и дизайна.

Выставки за рубежом: Персональные – «A Separate Reality» (Варшава, 2014; Дрезден, 2015);

«Art And Design Platform» (Тайвань, Гаосюн, 2017); участие – «SUPPORT JAPAN» (Лондон, 2011).

Жизненный девиз: «Учусь рисовать».

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ